22 марта 2017 г.

Just Like a Woman

Ни в коем случае не преуменьшая достоинства моего основного научного руководителя мужчины, скажу: работать с женщиной классно!

С Джен я пишу главу по Дженет Фрейм. С Джен про Джен! Джен не больше сорока и она автор нескольких (серьёзных и важных) книг (!) по Дженет Фрейм, одна из ведущих специалистов по Дженет Фрейм в мире! 


Приехала к нам из Ирландии специально работать по Дженет Фрейм. Прижилась и осталась. Доцент и заместитель декана. Самый организованный, энергичный, ответственный, пунктуальный (молодой и красивый) академик нашего департамента точно. Про неё так и говорят: никто не организованнее Джен. 

Джен носит каблуки и красивые платья за коленку. Мы виделись три раза и все три раза она была в новом красивом платье за коленку. У нее красивые ноги (уж простите), которые во время наших разговоров она кладет на соседний стул (нога на ногу). Красивые запястья и плечи (простите ещё раз).

Раз уж зашла речь про одежду, мой основной научный руководитель носит футболки с диснеевскими персонажами, шорты и сланцы. Он царь зверей (нашего департамента) с белой гривой.

То ли потому что моложе, то ли потому что женщина, то ли всё вместе и ещё что-то, но с Джен я чувствую себя увереннее и раскрепощённее. Я не боюсь говорить, не боюсь показаться глупой. Она подхватывает любую мою фразу. Легко понимает мой акцент. Её комментарии подробные и по существу. Она много меня хвалит, в том числе мой язык! 

А ещё она как я. Или я как она. В некотором смысле. Мы обе быстро говорим и жестикулируем, легко заводимся и когда заводимся, говорим ещё быстрее. Мне это очень понравилось. Мой основной научный руководитель говорит со мной медленно с расстановкой (ведь он лев), и я с ним три раза подумаю, прежде чем сказать.

Два года назад, когда (всем смертям назло) я ввязалась в авантюру с докторантурой, я много сомневалась. И потом много сомневалась. А сейчас (пройдя по половины) всё больше думаю, это было одно из самых верных решений в моей жизни. 

В этом семестре я снова преподаю. Мою статью приняли в уважаемый академический журнал. Я читаю Дженет Фрейм и болтаю (вот так просто) с Джен. Я чувствую себя (долго выбирала слово) хорошо. Сегодня точно хорошо!  

12 марта 2017 г.

Своя комната

"Если бы только наши матери научились в свое время великому искусству делать деньги и завещали их потом своим дочерям на звания и стипендии, как это делали для своих сыновей отцы, будущее представлялось бы нам надежным и безоблачным под сенью какой-нибудь высокооплачиваемой профессии. Мы бы исследовали, писали, бродили по древним уголкам земли, сидели у подножия Парфенона или шли бы к десяти на службу и в половине пятого возвращались пописать стихи. Но делать деньги и рожать дюжину детей - ни один человек не вынесет. У каждой женщины, если она собирается писать, должны быть средства и своя комната." (Вирджиния Вулф, 1928)

В общественном транспорте оба родителя пытаются унять неспокойного ребёнка. Ребёнок орёт что есть сил, брыкается, кусается, и кажется, отпусти его сейчас, покусает всех вокруг, выбросится из автобуса, покалечит себя, непременно что-нибудь натворит, держать его крепче. Но стоит отпустить, иди куда хочешь! решай как знаешь! нету у тебя папы и мамы (детей, мужа, семьи, вообще никого)! Постоит, пошмыгает, утрёт слёзы, оглянется налево и направо, и… никуда не выбросится,  никого не покусает, ничего не натворит, не исследует и не напишет, вообще ничего.