27 февраля 2017 г.

Dance me to the end of love

Вернулась от Мирелы. Ходили вдвоем с Мортезой, кто близко дружил с Франсиском по университету. Мортеза мой коллега из Ирана. Сказал, не знает, о чем говорить и как себя вести. Я тем более не знала. Когда умер Франсиск, Мортеза был за границей, на похороны не попал. Купили фрукты и шоколад девочкам. И пришли.

Мирела и Франсиск познакомились в 15 лет. Мирела улыбается, Франсиск всегда знал, чего хочет. В 30 иммигрировали в Новую Зеландию. Оба без английского языка. Работали в магазине, убирали. Через два года родилась старшая дочка, ещё через три младшая. Франсиск закончил докторантуру по английской литературе. Мирела получила диплом по бизнесу.

Мирела рассказывает, что всегда была практичнее мужа, что они хорошо дополняли друг друга. Родные ругали Франсиска, витает в облаках и не о книжках надо думать. Мирела махала рукой, деньги не главное. После себя Франсиск не оставил денег, но оставил друзей.

По-очереди друзья готовят для Мирелы, отводят и забирают девочек со школы, помогают по дому. Через месяц на полгода приедут родители Франсиска. Потом мама Мирелы на 9 месяцев.

Кроме друзей, Франсиск оставил рукописи. Зарисовки, заметки, статьи, роман, идеи для романа. На английском и на румынском. Мирела рассказывает, как он всё время что-то писал, как загорался идеями, как любил танцевать. Как последним из его «грандиозных» планов был соавторский роман с Мирелой вдвоём. Она говорит, он пишет. Как она продолжает находить и читать его новые тексты, о которых понятия не имела. Вот соберётся с силами и соберёт всё в кучу.

Приглашает нас порыться в библиотеке и выбрать книжки на память. Я специально беру с заметками на полях. «Ведь это почерк Франсиска?»

Показывает фотографии с могилы мужа, где посадила полевые цветы и подсолнухи. На фотографии огромный шмель у Мирелы на кончике пальца. У младшей дочки прямо на ладошке. «Какой большой шмель!» «Да большой, как Франсиск».

Мирела говорит, что не религиозный человек, но верит в… как сказать, переселение душ. Как у Маркеса в «Сто лет одиночества». «Мария меня поймёт». Я конечно понимаю.

3 комментария:

  1. Хорошо пишешь, Маша.
    Понимаю и я. Последняя книга - одна из самых любимых, раза 3-4 читала, и пора бы снова.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо, Ирина, сама хотела бы перечитать.

      Удалить
  2. Как же здорово, когда человек после себя оставляет свои труды, да еще и на разных языках!! И когда друзья есть, по-моему это бесценно ))

    ОтветитьУдалить