29 декабря 2016 г.

2016

На новый 2016 год я загадывала себе много работы, и её действительно было много, так много, что временами становилось не в радость. К моему удивлению преподавать русский язык мне понравилось меньше, чем дисциплинарные предметы, типа литературы и истории. Хотя конечно компетенции было больше, чувствовала себя увереннее, меньше времени на подготовку и проверку работ. Вот только собственного интереса и энтузиазма тоже меньше. А может я просто забегалась. Ведь были ещё дни библиотеки и дни науки, мой Стю по-прежнему со мной, и Дима тоже.

Весь этот год я продолжала показывать арт-кино по четвергам. Задумка не моя, переняла эстафету старших коллег. Но как же удачно! Новые фильмы, новые люди, всё как я люблю. Подключила своих библиотекарей. В лучшие времена собиралось до сорока человек. Получались интересные обсуждения. На один из предпоследних показов не пришёл никто: то ли конец семестра, то ли дождь. Я сама подустала.

Вот даже ленюсь посчитать, на скольких местных конференциях я выступила и сколько у меня уходило времени на подготовку. Нормальные люди не готовятся, как готовилась я. А всё ради чего? Чтобы выйти без листочка, и все такие: вот это да!! Ох Маша. Ну ладно, это считай мой первый опыт. Точно так же ленюсь посчитать, на сколько стипендий откликнулась и сколько получила отказов. И это тоже опыт. Переписала и отправила на проверку вторую главу, что планировала закончить и положить на полочку ещё в ноябре. Быстро только кошки родятся.

Особенно богатым этот год был на людей. Много новых знакомых в университете и библиотеке. Академики vs. художники. Вот думаю, где же я и кто мне ближе по духу. И там, и там, или ни там, ни там. У Димы молодые интересные коллеги. В целом много молодых новозеландцев, кого первые несколько лет здесь вообще не видели и не знали кто это. Кажется, уж теперь-то новозеландца издалека увижу, услышу, распознаю и ни с кем не перепутаю.

В этом году мы слетали в Россию. Это было недавно, это было давно. В России я думала, зачем я уехала. Сейчас думаю, хорошо бы к маме с ночёвкой, обнять папу, пить чай с сестрой на кухне. Когда живёшь так далеко и видишься так редко, становишься с одной стороны сентиментальной, с другой толстокожей. Здесь мой новый дом, моя своя жизнь, которую нигде и ни разу не хотела бы поменять. Я наполовину не я, вычти из меня весь мой эмигрантский опыт.

В новом 2017 году я желаю себе качества и результата. Меньше сомнений, больше дела. Я продолжаю смотреть на других и сравнивать себя с другими. Я думаю, ни фига себе мир многообразный. Разные люди, судьбы, ценности и точки зрения. Я чувствую, что на своём пути, куда бы в итоге он меня ни привёл.   

21 декабря 2016 г.

Кристина

«Две молодые американки Вики и Кристина проводят свои летние каникулы в Барселоне и совершенно очарованы этим городом. Вики — старомодна и настроена на серьезные отношения: ухаживания, свидания и свадебную фату в финале. Кристина — сексуально раскрепощена, раскованна и привлекательна в своей бунтарской сущности.» (О фильме «Вики Кристина Барселона» на кинопоиске)


- У меня нет подруг.
- Почему?
- Может быть потому что большинство девушек в моём окружении традиционных взглядов и ценностей. Дом, дети, семья.

- Хей Мария, давно хотела пригласить тебя на кофе.
- Отлично, на следующей неделе? Я напишу, как разберусь с главой.
Через две недели:
- Хей Мария, так как насчёт кофе?
- Точно, извини, можно завтра в обед, или сегодня.
- Давай сегодня?
- Ок. Можно после обеда.
- А можешь прямо сейчас?

В 23 года Махбубе рассталась с парнем и решила свалить за границу. Подавалась на разные гранты и стипендии. Выиграла стипендию на PhD по инженерии в Новой Зеландии. Девушка из консервативной религиозной иранской семьи. Она никогда не была за границей. Родители никогда в жизни не отпустили бы её одну. Сама оформила документы, заняла деньги у друзей. Родителям сказала, что идёт в поход. Села на самолёт, очень боялась, что не выпустят, в паспорте ни одного штампа, и если отец узнает!! позвонила уже из Новой Зеландии. Во второй раз разговаривала по телефону с отцом через полтора года. Просил приехать. Сказала, что приедет при условии что тот пообещает отпустить её обратно. Дома в Иране отец говорил с ней один раз. Они смотрели телевизор, не поворачивая головы, сказал, что восхищён её смелостью, но не простит никогда.   

У Махбубе короткие волосы, яркий макияж, голые плечи, короткий сарафан на лямочках. Красивая смуглая кожа. Она очень привлекательная, из тех на кого оглядываются. Говорит, что в Иране так не ходят. Говорит, что часто смотрит на своё отражение в витринах, что сама себе очень нравится. В Окленде у нее было -надцать парней. Знакомилась в барах, на улице. Первое время вела счёт, записывала имена, потом перестало быть интересно. Рассказывает, что нравится заниматься сексом при свете, нравится раздеваться догола, любит своё тело, что хотела бы попробовать секс с девушкой, и иногда думает, что мужчины перестали её интересовать. Говорит, что избегает серьёзных отношений, что больше всего на свете ценит свою свободу. Почти тридцать минут она объясняет мне, почему никогда не хочет иметь детей. Никогда не хотела, сейчас не хочет, уверена, что не захочет.

Она показывает мне свои рисунки. Стопка огромная, я не знаю, смотреть на неё или рисунки. Она подаётся на стипендию в магистратуру по изобразительному искусству. Год до окончания PhD. Она не хочет работать инженером, никогда не хотела. С учёбой у неё нет проблем, но нет и интереса. Просто это был самый лёгкий способ свалить из Ирана. Она хотела бы жить в большом городе в студии и писать картины. Она не боится одиночества, не боится старости. Говорит, что амбициозная и (при условии, что есть студия) деньги не сильно её интересуют. Меня сносит от её уверенности в себе, самостоятельности и самооценки. Говорит, это у неё от отца, что отец амбициозный и властный человек.     

19 декабря 2016 г.

7 sleeps till christmas

Оба выходных дня мы ничего не делали. Спали, ели, опять спали, заправляли и расправляли кровать, пили кофе, Тим пришел на барбекю, съездили к морю.
Наклёвывалась мысль поработать, и я даже открыла свой текст. Алекс (конечно) раскритиковал мою главу тут и там, и вот уже неделю я её дописываю и переписываю. Боюсь не успеть до конца года, а так надо успеть! Заставила себя сесть и перечитать последний абзац. Ойой, ну какая фигня. Не то и не так. Расстроилaсь, закрыла, продолжила (с неспокойной душой) ничего не делать. До понедельника.
Прогресс дошел до Новой Зеландии и у меня теперь первый последний айфон. Ну понятно, селфи в каждом туалете!


В пятницу снова пили кофе с дедушкой архитектором. При встрече обнял и поцеловал, словно старые знакомые. Рассказывал про себя, семью, детей и жён. Ну и так обо всём. Никак не могу поверить, что ему 88. То есть он мою бабушку на 10 лет старше. Моего научного руководителя на 28. Когда я родилась, ему уже было больше лет, чем моему папе сейчас. И вот мы сидим и болтаем, обо всём на свете, мне очень легко говорить и нравится его слушать. Я заметила, что мужчина в кафе за соседним столиком посматривает на нас с улыбкой. Не поняла сначала, потом подумала, о чём (наверное) подумал он.

В ту же пятницу я расстроилась, отчего у меня совсем нет близких подруг, и пригласила на кофе Ксюшу из библиотеки. Мы укутались в одеяла и проболтали два с половиной часа. Я про себя знаю, что не умею дружить, и по-настоящему близкой подруги у меня никогда не было, при том что женские истории и разговоры нравятся, да любые разговоры наедине по душам, когда человек раскрывается, говорит о наболевшем, сокровенном, сама могу говорить часами. Вот Дима наоборот предпочитает шумные компании, музыка, шутки, улыбки, всем внимания по чуть-чуть.
Хожу на консультации к психологу. Бесплатно от универа, и от библиотеки тоже бесплатно, решила попробовать. Тут многие ходят. Мир полон одиноких несчастных людей, с кучей комплексов и тараканов в голове. Красивые и счастливые на фотографиях в Инстаграмм. Первый раз больше сама говорила, сбивчиво, свалила всё в кучу, немножко поплакала, ну они люди привычные. Второй раз говорила меньше, больше слушала. В третий раз показалось, что мы друзья, что мой психолог на моей стороне, и это было классно. Если кто чувствует необходимость, но сомневается, пробуйте! 

9 декабря 2016 г.

Team day today

Предновогодний (бюджетный) тимбилдинг в библиотеке значит собраться всем вместе, вместе переправиться на соседний остров на пароме.

Перекусить чем бог пошлёт у мусорного бака на берегу океана.




И пойти на экскурсию… ну а куда ещё, в соседнюю библиотеку!


За последние пару лет в Окленде отстроили и открыли три новых публичных библиотеки. На месте старых и несовременных новые и современные.



В Окленде 55 публичных библиотек, объединенных в одну. Одна организация, единые стандарты, одно начальство.


Библиотекари, как книги, путешествуют (при необходимости и желании) из одной библиотеки в другую, одна коллекция, один коллектив. То есть теоретически вот это новое (в феврале два года) современное здание со вкусом и блеском в одном из самых элитных районов города, целиком построенное на деньги людей для людей, легко может быть и моим местом работы. Добираться неудобно.  



Современная библиотека не только и столько про книги, сколько про место. Место, где собираются люди, подумать, почитать, пообщаться, отдохнуть, провести время, от дождя спрятаться. Да мало ли для чего.


Вот подходит ко мне туристка из Китая, интересуется, как так в библиотеке люди спят, да ещё в обнимку! О, времена, о, нравы. Шёпотом, в Китае нельзя. В Китае нельзя, в Новой Зеландии можно!

Можно (почти) всё, а вот детей до 14 лет оставлять без присмотра нельзя.



Кроме современного дизайна и архитектуры, библиотека знаменита котом Бенджамином, кого так и не встретили, краду фото из интернета. Бенджамин - единственный кот в Новой Зеландии, кто официально прописан и живёт в библиотеке (губа не дура). 16-ти лет отроду, любим, привит, накормлен и с чипом.


Специальный вход в любое время суток. 

2 декабря 2016 г.

Свидание вслепую

Две недели назад на рабочий адрес пришло письмо. На красивом английском, «уважаемая Мария», от профессора архитектуры Кука, с заголовком «Ваш город». Профессор объяснил, что узнал адрес от коллеги, что интересуется архитектурой моего города Самары (малознакомым иностранцам я обычно говорю, что из Самары, произнести внятно на английском Ульяновск а вам слабо?), что хотел бы пригласить меня на кофе в пятницу.

Тут же похвалил мой дисплей русских книг, назвал Франка Сарджесона близким другом, спросил про писателей и поэтов моего города. Себя описал как пожилой мужчина в голубых очках, частый посетитель библиотеки, и что мы виделись однажды. В следующем письме, что ему 88 лет.

Я как ни старалась, не смогла вспомнить пожилого мужчину в голубых очках, зато вспомнила очень многих одиноких пожилых посетителей нашей библиотеки, каждый второй из которых называет себя профессором, писателем и композитором (может и правда), подсаживается тебе на уши и поехали.

При всём уважении к возрасту, пожилые люди как дети. Как детям им нужно внимание. Как дети они могут обидеться, расстроиться, разозлиться, сам же потом виноват. В библиотеке в том числе много бездомных (ведь я уже писала), есть психически неуравновешенные, фрики, да всяких хватает. Времени на всех не хватает. Я погуглила профессора Кука, нашла его вполне приличный вебсайт, но без фотографии. Я чересчур подозрительная?  

Могла бы быть подозрительнее, если бы не... Кто откажется от соблазна поговорить о русской литературе, Франке Сарджесоне, поэтах и писателях моего города, тот не я. У каждой девушки свой фетиш. Мой - интеллигентность. С 17 лет, и кто мне только на уши не подсаживался. Хочешь понравиться Марии, заговори с ней про книжки и кино. Действует сто процентов. Кто любит ушами, тот я.

В назначенную пятницу мы так и не встретились, пришлось отложить на неделю. Часа за полтора до оговоренного времени профессор позвонил в библиотеку, просил передать, что заболел, и чтобы мне сообщили срочно, и не могла бы я ему подтвердить по электронной почте, что сообщение получено. По такому случаю меня конечно прям с совещания вызвали. И не отпустили, пока не отправила имейл. Вот ведь, взял и заболел. А я волосы уложила, макияж, платье, чулки, каблуки! Пожилые люди болеют. Не ходите, девушки, на свидания с пожилыми людьми.

Я конечно еле дотерпела. Ну вы представляете. Профессор пришёл не один, с молодым студентом, чья роль состояла в том, чтобы водить пальцем по Google Earth пока мы втроем пили кофе и путешествовали по улицам Самары и Ульяновска. Конечно мне хватило одного взгляда развеять все свои сомнения, вспомнить голубые очки и понять, что профессор никакой не фрик, но самый настоящий профессор, любознательный, внимательный, открытый.

Конечно мы поговорили обо всём на свете (кроме политики и Путина, представляете?) Конечно договорились встретиться ещё раз. Конечно я не ходила, летала по библиотеке до самого конца рабочего дня и уши всем прожужжала про своё свидание вслепую и замечательного профессора. Теперь и в блоге!

30 ноября 2016 г.

Я его слепила

В начале недели я дописала и отправила два своих академических текста на суд знатоков. Два текста, полгода работы. Абстрагировалась, перечитала, вроде даже ничего. Выдохнула.
Писать как лепить из глины. Нужна субстанция, материал. На пустом месте трава не растёт. Статьи, книги, рецензии на статьи и книги, много статей и рецензий, умных, складно написанных, до дыр зачитанных, законченных, отполированных и покрытых лаком, не то что у меня.

У меня жижа, вода, ничего серьёзного, ничего оригинального. Нужна субстанция, материал. Нужны чужие мысли, тексты, чужие идеи. Читаешь и думаешь, вот это да, вот это здорово придумано, и это тоже, и как я не догадался, я бы точно не догадался, умеют же люди.

Вздыхаешь, проклинаешь тот день когда… запрещаешь себе думать о том что, запрещаешь себе думать вообще обо всём, концентрируешься, не получилось? концентрируешься ещё раз и оттяпываешь лакомый кусочек чужого текста, отсюда и оттуда, сваливаешь в одну кучу, одну бесформенную массу, засучиваешь рукава, поехали.

Писать текст как лепить из глины. Есть материал чужой, нужна идея своя, нужна задумка, что-то такое интересное, оригинальное, о чем никто никогда не писал. Ничего такого конечно нет. Ну раз нет, тогда просто что-нибудь. Что-нибудь тоже пойдёт. Что-нибудь уже что-нибудь. Главное начать и не испугаться, не соблазниться на что-то проще, приятнее, не снизить планку.

Мысли рождаются в процессе. Вот одна, за ней другая, не работает первая, сработает вторая. Главное начать и не остановиться. Не потерять концентрацию. Потерял, вздохнул, концентрируешься ещё раз. Мысли цепляются за мысли, размножаются мыслями от мыслей. И вот вроде что-то как бы вырисовывается. Что-то так себе из чего-нибудь. Но своё родное.

Дальше дело техники, дело тренировки и набитой руки. Английский язык не слушается, он не гибкий и не пластичный. Какой мой русский словарный запас? А английский? Писать на английском как лепить одной левой рукой. Но и левую руку можно натренировать. Можно и зайца научить курить.

Последний штрих здесь и там, неужели получилось? неужели радость? Перечитала, исправила, добавила, перечитала ещё раз, добавила и исправила, потом ещё. Точно радость. Плод моих усилий, стараний, страданий, не одного дня, нескольких месяцев. На суд знатоков. А потом снова исправила, добавила, опять исправила. И это только часть. Одна фигурка из девяти задуманных. Выдохнула ненадолго, всем спасибо за внимание. 

13 ноября 2016 г.

Girls

Хао с нами недавно, может быть несколько месяцев. Она учится на библиотекаря и работает библиотекарем (главным ассистентом), у неё хороший английский с небольшим акцентом, выглядит совсем молодо, маленького роста, худенькая. Она хорошо работает, хорошо себя держит, без ужимок, взрослая, рассудительная, серьёзная, ногами на земле. Волосы аккуратно уложены, накрашены глаза, губы. 

Из неё выйдет хороший руководитель. Я видела, как она разговаривает с мужчинами, шутит с Саймоном, подтрунивает над Карелом. Как скоро со всеми познакомилась, про всех разузнала. Как умеет кокетничать, острить, держать дистанцию, ответить. Говорит, что насиделась дома, нравится работать. 

Замужем, оба из Китая, в Новую Зеландию переехали около десяти лет назад, каждый со своей семьёй, познакомились здесь. Двое детей, 4 и 6 лет, мальчик и девочка. Родители-пенсионеры, помогают. Я (как обычно) расспрашиваю про семью, детей. Как всё успевает. 

Нормально всё успевает. С детьми помогают бабушки. Муж готовит. Она читает детям на ночь. Чувство чего? Вины? Она прожила бы без детей и мужа. Совершенно точно, совершенно спокойно. Просто так случайно вышло, что у неё муж и дети. Поженились, забеременела. Так она чувствует. Чем бы занималась? Путешествовала, училась, меняла профессии. Рассказывает про свою маму, кто всю себя отдала детям.

Бонни тоже маленькая и худенькая, она девушка из книжки начала двадцатого века, модернизм. Её муж писатель, отец мужа писатель, родители художники. Бонни рассказывает про своё детство в общине среди писателей и художников, и что не получила нормального школьного образования, что с детства неуверенная в себе.

- Бонни, Роза говорила тебе, кем хочет стать, когда вырастет?
- Библиотекарем или художником. Это она на нас смотрит.

Розе 9 лет, я как Роза, смотрю на Бонни и не могу насмотреться. Немножко задумчивая, немножко грустная, немножко голова вбок, взгляд в себя, полуулыбка. 

“Дыша духами и туманами, она садится у окна.” 

У Бонни вкус в музыке, литературе, одежде. У её мужа две взрослые дочери от первого брака. Старшая учится на библиотекаря, работает с нами. Такая же красивая, стильная как Бонни. 

Пару месяцев назад я предложила Бонни показать фильм в нашем киноклубе. Она согласилась, выбрала Агнес Варду. Спросила, не скажет ли пару слов перед показом, как мы обычно делаем. Сказала, что стесняется, но подумает. За пару часов до фильма написала, что всё-таки стесняется. 

Уже после рождения дочки Бонни закончила факультет изобразительного искусства. Она рисует. Устроилась в библиотеку, говорит, не надолго, расти в библиотеке не хочет, думает, что делать дальше, творческий кризис. Я (как обычно) расспрашиваю про дочку. Материнство не всё и не главное, но (так вышло) лучшее что было с Бонни.

2 ноября 2016 г.

From Masha with Love

Со 2 по 28 ноября в центральной библиотеке Окленда!


Более 30 русских авторов, более 100 художественных произведений. Лично отобранных и подобранных. Новые (красивые!!) издания. Книжечка к книжечке. От Пушкина до Пелевина. От Толстого до Толстой. Из России. С любовью.


Сарджесон ходил в нашу библиотеку.
Сарджесон любил русскую литературу (и балет).
Сарджесон - новозеландский писатель.
Будь как Сарджесон! 


А также: эксклюзивные рекомендации ведущих специалист(а)!

И даже: индивидуальные консультации ("кто виноват и что делать") по пятницам и субботам!

29 октября 2016 г.

Шесть лет назад мы приехали в Новую Зеландию

и я написала свой первый пост в блог, прям в отеле. Перечитала на днях: "зелёные луга, высоченные горы", эх Маша!!
Он самый, первый!
Что я знаю точно, за шесть лет я не стала счастливее. Во мне как не было, так и не появилось спокойствия, гармонии, уверенности в завтрашнем дне. Всё, что у меня есть, это я сама и Дима. Всё это у меня было и до Новой Зеландии.

За шесть лет мы не накопили денег, не взяли ипотеку, всё, что зарабатываем, мы тратим на съёмное жильё и учёбу. Даже не знаю, кого в этом винить. Новую Зеландию с её маленькими зарплатами, дорогими домами и платным образованием. Или нас самих с нашей непрактичностью, «неправильными» ценностями и приоритетами.

Что я знаю точно, за шесть лет я выросла. Я чувствую себя взрослым человеком. Шесть лет назад мои границы были размытыми, набросок карандашом. Сейчас я сама себя лучше вижу и понимаю. Я чувствую, что моё, а что нет. Что можно попробовать, а куда не стоит даже соваться.

За шесть лет поменялись многие мои взгляды. На девяносто и даже больше градусов. 

Спустя шесть лет в новой стране я продолжаю чувствовать себя иностранкой. Я не понимаю всех шуток, не всегда и не на любые темы могу поддержать разговор.


За шесть лет я попала туда и окружила себя теми людьми, куда и в окружении кого всегда хотела быть (ещё в России). Ко мне подходят знакомиться и делают комплименты университетские профессора. Например, вчера после очередной моей презентации. Напримермесяц назад Брайан Бойд разыскал мой электронный адрес и написал личное письмо сказать, что хорошо выступила, и пожелать дальнейших успехов. В фейсбуке меня находит и добавляет в друзья местная богема. Мне звонит и пишет смс-ки дочка писателя, о котором пишу я.  

Спустя шесть лет я по-прежнему не знаю, кем буду, когда вырасту. Я могу сказать, кем бы мне хотелось быть, но я не знаю и не уверена, насколько это реально и в моих силах. Я смотрю на Диму как пример. На сегодняшний день его место работы и должность (в кои-то веки!) ответили его требованиям и запросам.

За шесть лет я прочитала больше новозеландских книг чем среднестатистический новозеландец за свою жизнь. Мне об этом постоянно напоминают сами новозеландцы. А я себе напоминаю, что занимаюсь научной работой по новозеландской литературе и не со среднестатистическим новозеландцем должна себя сравнивать, а с теми, кому всё так же в подмётки не гожусь.

Спустя шесть лет моё отношение к России изменилось. Пропали раздражение и обида, желание сравнивать, где лучше, рассуждать, почему там не как здесь и наоборот. Просто перестало быть интересно. Я скучаю по дому и родным, как скучают по детству и юности. Я помню и ценю всё хорошее. Но я не жалею, что уехала.   

24 октября 2016 г.

Иллюзии и реальность

В библиотеке подходит парень регистрироваться, я ему вот пожалуйста заполняйте форму. Пока заполняет, сижу в своих мыслях, и накатила вдруг такая грусть прям до слёз. Я серьёзно  до слёз. Парень вообще ни при чём, а мне с ним говорить. Минуточку, пожалуйста. Прошу Кембела меня подменить. Плохо мне. Кембел от неожиданности и моего вида сам побледнел, растерялся. А что тут ещё подумаешь. Объяснять некогда. Поворачивается к парню: «Ваши документы». Каменное лицо. «Ваша прописка». Стальной голос. Кембел умеет.

В библиотеке учишься быть вежливым, добрым, снисходительным, с одной стороны. Привыкаешь ко всякому, с другой. Читатели в библиотеке не все одуванчики. Могут и обидеть (ненароком), нахамить, оскорбить, обокрасть. Бывает, бывает. Библиотекари тоже люди. Могут и поплакать. Могут и ответить. Неудобно получилось.

В детском уголке раскладываю детские книжки. Ко мне обращается молодая женщина, мама: «Иногда мне кажется будто я в чужой стране». Смотрю на неё и не понимаю. В ответ женщина окидывает взглядом бегающих вокруг детей азиатской внешности. Наверное ожидала от меня сочувствия, понимания: «Ох и не говорите, понаехали тут!» Это даже хорошо, я не нашлась, что ответить. А то как же бы она перенесла мой акцент! 

Парни недопустимо громко разговаривают в библиотеке. Библиотекарь делает замечание, ему в ответ: «Проваливай в свой Китай. Ты не здесь родился.» Парни конечно мудаки и получили по заслугам. Горькая ирония в том, что библиотекарь с новозеландским акцентом и паспортом родился и вырос в Новой Зеландии. 

К молодой (несовершеннолетней) девушке в библиотеке подсел мужчина. Оба читают за столом. Девушка в короткой юбке с голыми ногами. Мужчина положил руку ей на ногу. Пока сообразили что к чему, мужчина ретировался. Вызвали полицию. Девушка смелая, рассказала, написала заявление. Просила не говорить маме. Я подумала, а сколько не смелых. 

Парень (иностранный турист) растерянный и растроенный, не находили ли мы его айфон. «Вот этот?» «Спасибо!! Спасибо!! Только в Новой Зеландии!! Я люблю Новую Зеландию!!» Библиотекари (между собой пожимая плечами): «Повезло».

18 октября 2016 г.

Трава у дома

Возвращаемся домой, соседка полет траву вдоль нашего забора. Не помню, чтобы трава была по пояс. Сказать по правде, вообще травы не помню. Увидели, что полет: точно трава! Как стыдно. Ну зачем она. 

Прокручиваю в голове варианты, как себя повести в такой некрасивой неловкой ситуации. Почему некрасивой и неловкой, ну ясно же наша трава. 

Вот именно, наша! Возмутиться, а что это вы здесь делаете. У нашего забора. С нашей травой. Может мы её специально для своих целей выращивали. Берегли для субботника. В русских традициях! Ой, Маша, глупо, прекрати. 

Пройти мимо уткнувшись в телефон. Претвориться близорукими (что в общем-то недалеко от истины). Претвориться, что разговариваем по телефону. Сразу оба. 

Поздно, заметила. Выпрямилась, стоит и ждёт с засученными рукавами, волосы поправляет. Щурится на солнце. 

Тогда может включить дурака. Поздороваться как ни в чём не бывало. День добрый! Как поживает ваша кошка? Вот и отлично, извините, мы спешим. 

Поздоровались, извинились. Мы сами как раз собирались. Вот прям сегодня после обеда собирались. Только о ней и думали. О траве. 

Да разве мне трудно. Я люблю по огороду. И день хороший. Ведь вы студенты. Вам некогда. Мои дети тоже студенты. Сын в Мюнхене, инженер. Дочь в Калифорнии, тоже инженер. А что вы изучаете? Музыку? Почему-то думала музыку.

9 октября 2016 г.

Ана

Во время очередной моей презентации познакомилась с профессором, кто одновременно оказался членом жюри, профессором физики (ну а что?), приятным человеком и русским.

Разговорились. Профессор из Питера. Жил сначала в Германии, занимался наукой. Потом в Австралии, теперь здесь. Ну и где лучше? В Австралии хорошо, в Новой Зеландии климат мягче, в Германии ты ну как сказать… человек второго сорта. 

А здесь? Здесь он обвёл рукой аудиторию: пакистанец и индиец, австрийка, испанка, китаец, американец, маори и русские мы. Так это иностранные студенты, половина разъедется по своим странам. Одно дело учиться (за свои денежки), другое жить, влиться в общество.

И тогда я вспомнила Ану. 

В библиотеке всегда много туристов, некоторые не говорят или плохо говорят по-английски. Пообщались с одной на пальцах. Зову Ану. Ана вышла - обнялись. Обнялись! Я думала знакомые. Нет, даже из разных стран. Ана испанка. Туристка из Чили. 

Я сама частенько помогаю русским бабушкам без английского, но вот обнять кого мне бы и в голову не пришло. 

К слову, посмотрела на днях японский фильм “Токийская повесть”. Родители приезжают навестить детей в город. Много лет не виделись. Заходят в дом, поклонились. “Как вы доехали, мама?” “Спасибо, хорошо.” “Устали наверное? Присаживайтесь, пожалуйста.” Никаких тебе объятий, ни-че-го. Япония такая Япония.  

Разные культуры в одной культуре. В одной стране. В одной библиотеке.

Я помню, как Ана учила меня прорежать книжные полки. Идёшь, выискиваешь книжки, что потеряли лоск, осматриваешь, проверяешь по каталогу. Rrrabish! All rrrabish! Корешок в одну корзину, пачка листов в другую. Возмущение и недоумение в моих глазах. Как же так, и это библиотекарь! 

Резкая, громкая. Жесты, движения. Непосредственная как все испанцы. Что в уме, то и на языке. Особенно с непривычки, особенно на фоне таких тихих осторожных библиотекарей-новозеландцев. И как она тут прижилась, работает.   

У Аны сильный акцент, ни с кем не спутаешь. Она замужем за киви. В Новой Зеландии лет 16. Столько же в библиотеке. Начинала с ассистента. Главный ассистент - библиотекарь. 

Месяц назад проводили на пенсию. Так-то она молодая и бодрая, сказала, что хочет путешествовать и проводить больше времени с внуком. Уже потом мне шепнули на ухо, у неё в Окленде 2 или 3 дома, лет 10 как могла бы не работать. Но работала. Благодаря этим проводам я её в общем-то и узнала. 

Вот это были проводы! Речи! Истории! Слёзы! Слёзы тихих осторожных библиотекарей-новозеландцев, с кем бок о бок работали не один год. Целая эпоха, как сказал кто-то.

Я человек впечатлительный. Много ли мне надо? Смотрела на Ану (и думала о Новой Зеландии) с восхищением. Одно дело приехать в другую страну (такую другую). Одно дело купить недвижимость, получить паспорт. Другое дело остаться собой (в чужой стране), и чтобы о тебе (в чужой стране) вот так говорили, плакали.  

2 октября 2016 г.

За неделю

Диме исполнилось 31.


Нам 8.


Мы смотались в Кери-Кери и обратно. 



В Кери-Кери теплее, чем в Окленде, апельсины, термальные источники и живёт Вика. 


Водопады тоже.



И бычки.



Тихо так.


Первый дом первых европейцев.



Внутри дома. Надо было видеть глаза маленькой девочки, кто была с нами на экскурсии. Гид: "А вот детская..."



"Всё напоминает о тебе." Даже в отпуске. Большой брат (Alex Calder) наблюдает.



Вернулись, отработала 5 дней в библиотеке, ругаю себя, что не пишу, некогда. Обещаю со следующей (каждой) недели. 


Писать диссертацию сложно. Кто знает, тот знает, кто не знает, уж вы мне поверьте. Постоянное бесконечное усилие над собой. Особенно сложно, когда научный руководитель в командировке по два месяца, и ты сам с собой собой руководишь. Когда расплывчатые дедлайны и непреходящее чувство вины. А часики тикают.


Симона де Бовуар плохого не посоветует!
Тем временем в библиотеке. Мне так нравятся мои коллеги! Большинство моих коллег. Художники, музыканты, писатели. В пешей доступности, рукой подать. И тут я со своими бесконечными/серьёзными/любыми вопросами и разговорами. И они очень серьёзно мне отвечают. Ни того ли всегда хотела.  




14 сентября 2016 г.

Каждый сходит с ума по-своему

Например я. Записалась на все, какие были, конференции и презентации в универе в текущем семестре. 


Одна из причин, почему полтора года назад я так ухватилась за PhD, что с тех пор приносит мне столько переживаний и тревог (радостей конечно тоже) (и это ещё цветочки) было и есть желание выступать. Выступать это конечно громко сказано, вернее будет: научиться выступать, формулировать мысли вслух, говорить на публику, без листочка и чтобы коленки не дрожали.

Что тут скрывать, на сцену меня тянет с детства. Жаль нет ни голоса, ни слуха, ни пластики, ни актёрских способностей. Из разряда: тот, кто умеет писать стихи, становится поэтом, кто не умеет рифмовать - прозаиком, кто не умеет ни того, ни другого - критиком. 

Однажды в пятом классе я отвела целый школьный концерт. Есть такая сказка про цветик-семицветик, где лети лети лепесток, так вот я была той самой девочкой, кто ходила по сцене, рассуждая чем бы заняться, отрывала лепесток и загадывала песенку, танец и другие номера. После концерта целый час проревела у себя в комнате. Я всё напутала, всё совсем не так сказала, фамилии исковеркала, они смеялись надо мной! Смеялись или нет, но тогда меня вместе с двумя другими ребятами отобрали на городской концерт. Вот радости-то было. 

Восемнадцать лет спустя (какой кошмар!) (это две недели назад) я выступила на 3 Minutes Thesis Competition. Три минуты и один слайд чтобы донести до публики суть своей научной работы. В финал не прошла, но жюри хвалили: голос, жесты, структуру презентации. Здесь можно посмотреть выступление коллеги, кого из двенадцати наших участников отобрали в финал. Кстати, с моей кафедры и тема из одной оперы - новозеландский театр. Ну я почти так же хорошо выступила. На видео меня к сожалению никто не снимал, так что верьте на слово 

Между делом состряпала постер тоже, и не спрашивайте зачем мне это надо. Всем на обозрение, себе в радость! Тут с фотографией.


Ну и наконец сегодня выступила уже в более традиционном формате. 10 минут, в конце вопросы. Сколько я убила времени на подготовку, это караул. Зато без листочка и коленки не дрожали. Без лишней скромности, я думаю, что довольна собой, есть над чем работать, но (бог даст) есть время работать. 


А ещё больше довольна, что меня пришли поддержать Карел с библиотеки, соседка по офису Сприн, Геил и Андреа, с кем училась в магистратуре, и Дима конечно. Я никого специально не просила и не приглашала, понимаю, какие все занятые, тем более в будний день. Но сами спросили и пришли. И Дима цветы подарил, уже вечером.  

Кстати да, Геил 70 лет, после презентации она угостила меня кофе и рассказала все-все сплетни про новозеландских авторов, о ком пишу. Она почти всех лично знает и помнит.

Только не подумайте (лишь бы самой не подумать), что это конец. Продолжение уже в понедельник, мой первый семинар на кафедре. В конце октября конференция. Навык мастера ставит. Страшно, а что делать. Разве не сама этого хотела. Да не так уж и страшно.