26 ноября 2015 г.

Какой расизм

Yesterday
a shop lady smiled at me
and said,
“Your English is very good”

her eyes crinkled
in a let's-be-nice-to-aliens way.

I wanted to say

of course it bloody is,
I was born here... (c)

Следующая тема после феминизма и гомосексуализма широко обсуждаемая в университетах здесь (наверняка школе тоже) и несуществующая (исправьте, если ошибаюсь) в российских школах/вузах это конечно расизм. Предмет, который вела в этом семестре (1-ый курс, непрофильный), включал в себя в общей сложности текстов 5-6 о расизме. Обсуждения и дискуссии проходили живее обычного, студенты активно подключались, многие ссылались на личный опыт. Большинство выбрали именно эту тему для сочинений и экзамена. 

Устами студента 1
Между тем, где-то к середине курса я наконец успокоилась и перестала хронически переживать по поводу своего акцента и ошибок, незнания местных реалий. Ну как иностранка, вроде меня, может преподавать “английский” носителям языка? А вот так. Судя по содержанию курса, темам и вопросам, я (думаю) вполне себе вписывалась.  

Устами студента 2
После трёх подряд текстов написанных белыми англо-говорящими европейцами-мужчинами студентка (отличница, белая новозеландка) лично подошла и поинтересовалась, не слишком ли однобоко, на мой взгляд, преподносится информация на курсе. Другими словами, будут ли тексты/темы представителей меньшинств?

Тексты и темы не заставили себя ждать. Некоторые из авторов:

Бел хукс -  американская писательница, феминистка, активистка. Училась в школе для чёрных, докторская степень по литературе.

Шерман Алекси - современный американский автор индейского происхождения, родился и вырос в индейской резервации, о чём и пишет. “Голос нового поколения индейских авторов”. 

Эми Тан - американская писательница китайского происхождения. Пишет о взаимоотношениях дочери и матери, проблеме идентичности китайцев в Америке. Рассказ про маму-иммигрантку с ломаным английским, за кого дочь заполняет счета и объясняется в магазине. Ощущение, у половины моего курса (что кстати вполне возможно) такие мамы. Насколько все откликнулись.

Уместно ли при знакомстве спрашивать откуда человек? Ну а почему нет, безобидный вопрос. Простое любопытство. Мне самой всегда интересно и спросить, и рассказать. Мне да, Це Мок нет. Це Мок - молодая новозеландская писательница и активистка китайского происхождения, родилась и выросла в Окленде. Организатор анти-расистских демонстраций в Веллингтоне.

На вопрос, есть ли в Новой Зеландии расизм, хором (три группы, 60% европейцы) отвечают есть. Скрытый расизм. Мягкий расизм. Внутренний расизм. Институционализированный расизм. 

После занятия обедаем с Весной, моей китайской соседкой по офису, два года в Новой Зеландии. Есть ли в Новой Зеландии расизм? Ра-сизм? Переспрашивает. Какой расизм? Новозеландцы… такие добрые, такие вежливые, не может быть, чтобы расизм. 

20 ноября 2015 г.

New beginnings

Ngā mihi nui ki a koe! Welcome! We are thrilled that you have chosen to come and work with us in this large and really exciting public library network - the largest in the southern hemisphere. Libraries have the power to change people's lives and to help build positive, resilient communities. Libraries matter. (c)


В 2010 году 55 городских библиотек Окленда, больших и маленьких, объединили в одну организацию, с одинаковыми системами и стандартами. После окончания тренинга теоретически я смогу работать в любой из них, a прикреплена буду к центральной самой большой, что на картинках. От неё до универа, где офис, дорогу перейти. Первая неделя тренинга (из трёх) совпала с последней неделей семестра. С 9-ти до 5-ти расставляла книжки, до 9-ти и после 5-ти оценки. Грех жаловаться. 


Расставляла книжки это не совсем правда. Ассистент библиотекаря это всё на свете. Час с посетителями, час в архивах, час в офисе, час с детьми, час на компьютерах, час в газетах. И по-новой. Кто-то сказал, в библиотеке скучно?



В библиотеке учат язык, выступают писатели и журналисты, вяжут и шьют, показывают кино, выставки всего на свете, собираются по интересам, помогают составить резюме и с психологическими проблемами. Для всех. Бесплатно.  


Про коллектив отдельно. Мужчины с длинными волосами, девушки с зелёными. Всякие на самом деле, от студенток-интеллектуалок до старичков-одуванчиков. Удивительно интеллигентные! С тихим голосом, приятными манерами, чудо какое-то! Я так не умею, но хочу.


Подытоживая, я конечно довольная и полная надежд. Не только я. Не только за себя. Всю неделю, пока проходила тренинг, Дима проходил интервью за интервью, всего три (да подумаешь!) Так что теперь у него тоже новая работа под названием Policy Analyst. Неплохо за полгода в council? Та же организация, другой отдел. И не спрашивайте, как это по-русски (политический аналитик?) То самое, куда думал и загадывал, на что учился полтора семестра, так и не доучился, но теперь-то доучится точно. Ngā mihi nui ki a koe!

12 ноября 2015 г.

Дом у озера

В академической жизни слишком много стресса, но случаются и приятности. Так, в воскресенье после обеда собрали всех нас (человек двадцать пять) замученных аспирантов с разных гуманитарных факультетов, приставили пятерых преподавателей-академиков и вывезли в горы, там и оставили до четверга. А назвали это развлечение writing retreat. 




И всё это время с воскресенья по четверг ублажали и потчевали по-королевски (ну наконец-то): отдельная комната с видом на озеро, завтрак, обед, ужин. Птицы (ну птицами нас не удивишь). Интернет (им тоже). Шоколад и фрукты. Сказки (про Mаори) перед сном. Все на свете блага. Даже бокал вина на ночь. И тишинаааа. С единственным условием - писАть.   




В перерывах семинары с академиками. Неофициально. На диванах, полу, в тапочках, шортах, пижамах! Темы самые разные. Любые вопросы, терзания, сомнения (да сколько угодно!) Обстановка самая неформальная. Все эти профессора… они такие же как мы… только ещё замученнее.




Предлагали проверить чего мы понаписали. По желанию. Я перекрестилась и пожелала. Во вторник за обедом поинтересовалась у социолога справа помоложе и повеселее, не посмотрит ли он мой черновик (не написанный конечно) в четверг. Да ваще без проблем! Но что мне социолог (молодой и весёлый), когда в тот самый момент слева с тарелкой спагетти подсел профессор старый и угрюмый. Я спросила профессора. Да ваще без проблем! 


А я не случайно спросила профессора. Этот профессор - по новозеландской литературе. И я читала его книгу. А он читал план моей работы и знает, что я на него там ссылаюсь, все вообще всё знают! Но вот про то, как 5 лет назад я приехала из России, не знал. 
Пукеко, моя любимая новозеландская птичка!


В среду со мной случился приступ осознания собственной никчемности и ничтожности. Напроситься, чтобы проверили твой черновик - одно. Написать черновик - другое. Ну куда я лезу? Да я двух слов связать не умею! Ну какие мои мысли! Детский сад, а не мысли! Какой вообще из меня писатель! Академик! Утопиться в озере? 


В четверг на завтрак захватила свои семь страниц. Были и те (тот), кто по двадцать накатал. Но я медленный писатель. Профессор сам ко мне подсел (неужто помнил?), спросил, как дела, а я ему свои страницы. Он обрадовался! (правда, я видела)

Рано утром в четверг


А потом он пришёл ко мне в комнату и сел за мой стол, и отдал мне мои страницы со своими замечаниями. Сказал, что у меня хороший английский (да ладно), но fruitful лучше заменить на prolific. И что всё хорошо, но здесь и там можно добавить/уточнить/развить. Мне очень понравился этот профессор. Я думала о том, как много за свою жизнь он написал книг и выучил студентов. 



Королева Маори

Весь четверг я ходила счастливая, нафотографировала всего подряд. Со всеми перезнакомилась. Колледж, где мы жили и писали, принадлежит Маори, там всё история, традиции, все Маори, от директора до уборщицы. Доброжелательность и гостеприимство зашкаливают. Открыли в 2000 году на часть денег выплаченных Маори государством за несправедливости истории. А вечером мы вернулись.