30 апреля 2015 г.

Учение свет

Когда я работала администратором, выкладывалась на 65%. Ругала себя, ведь могу больше, лучше, где моя проактивность, думала дело в лени. Сейчас я выкладываюсь на 100%, что не делает меня лучшим в мире преподавателем, но счастливее делает, потому что это здорово использовать ВСЕ свои ресурсы, не экономить и не откладывать на когда-нибудь потом.

Я думаю, что самый эффективный способ работы на семинарах - в группах. Так гораздо больше шансов вовлечь каждого, успеть больше, особенно если в классе много народу, как у меня. Шесть столов, по 4-5 человек за каждым, чтобы было удобно ходить, подключаться к разговору. 


Хорошо начинать с опросника всему классу, 6-7 вопросов по теме, что не требуют развёрнутого ответа. Кто первый поднимет руку и правильно ответит, выбирает тему для своей группы. Я люблю картинки, надеюсь, они любят тоже.



Разрешаю пользоваться всем, начиная с учебника, заканчивая интернетом. Понятно, что всегда будут те, кто пришёл неподготовленным. Если группа сильная, активная, подхожу слушаю молча (и радуюсь). Есть ребята умные начитанные с огоньком в глазах, остаётся только похвалить. Если вижу, что слабые или не готовились, подключаюсь, подкидываю идеи. На все разговоры 15 минут. Будильник на экране грохочет так, что поднимет мёртвого, они быстро затихают, всё внимание мне. 




Так как у каждой группы своя тема, то следующее задание рассказать классу чего они наобсуждали (или, в худшем случае, прочитали). Мне нравится, когда вся группа у доски: с ватманом или план ответа на доске, или просто рассказывают, по листочку или без. В идеале каждый что-то добавляет, на практике говорят 2-3 самых активных, остальные стоят рядом поддерживают, ну хоть так. Здесь я уже активно включаюсь, спрашиваю, добавляю, что не сказали, прошу класс дополнить, задавать вопросы. Самые крутые вопросы конечно те, что без ответа, чтобы несколько мнений, чтобы спорили, не соглашались. Иногда получается особенно интересно, живо, от темы зависит, иногда просто ответ, тоже хорошо.




Когда тема позволяет, оставляю пару минут на "а как в России". Кто им кроме меня расскажет. 



Со Стю тем временем дочитали "Барышню-крестьянку". "Пиковая дама" понравилась больше. Почему? Деньги! Старуха! "Барышня-крестьянка" - любофь. Окей, не нравится про любовь, будем читать Пелевина.


- Почему на фотографии Пелевин в тёмных очках?
- Не дано.
- Скажи, как ты думаешь.
- Можебыть слепой?
- Может быть. Ещё?
- Можебыть модно.
- Может быть. Модный Пелевин. Хорошо. Ещё?
- Можебыть боится свет?
- Почему?
- Вампир!
- А может быть он не хочет, чтобы его узнали?
- Да!
- Почему не хочет?
- Вампир!

25 апреля 2015 г.

Розмари

В тот же самый день, когда Димa получил предложение о работе, я тоже получила предложение – писать диссертацию. Удивительно и символично, как совпало в один день!


Понятно, что неожиданности в моём случае было меньше. Чтобы приняли учиться, я уже что-то сделала – закончила магистратуру, получила проходную оценку (ниже чем с А не берут), нашла Алекса, кто помог с темой и написать план работы. Потом было полтора месяца ожидания и слёз, когда нас вдруг уволили, а университет тем временем читал и перечитывал то, чего мы с Алексом насочиняли (ну как мы, правильнее было бы сказать я с его помощью, а честнее, он от моего имени). Я плохо представляю, что конкретно происходило на этом этапе, что они там проверяли, с кем советовались. Знаю, что был момент, когда мне помогла Розмари, и это было так невероятно, так здорово!

Розмари – преподаватель с соседнего факультета лингвистики и подружка Венди. Я знала её по работе, пару раз помогала на конференции, семинарах, ничего особенного. Она же мою помощь администратора воспринимала будто я не знаю что сделала, и без меня ну никак никто не справился бы. Может потому что человек хороший, благодарный, а может, как многие академики, люди науки, она просто слегка "летит", по крайней мере создаёт впечатление рассеянной, в книжках, своих мыслях, и помощь действительно была нужна.

Пару раз обедали вместе, с ней легко говорить, задаёт вопросы, интересуется, смотрит в глаза, слушает. Вся такая живая, энергичная, простая, без снобизма. И вот однажды на кухне я разболтала ей свои докторские планы: про новозеландских авторов, про Алекса. Я прекрасно помню, как Розмари сказала, что не знает Алекса лично, но видела его, и что он производит впечатление хорошего человека.

Чтобы заполнить заявку, мне нужны были два поручителя-академика, кто мог бы написать хвалебный отзыв о моих академических успехах и способностях, другими словами, поручиться, что я не ввязываюсь во что-то мне не по силам. Один из двух моя научная руководительница, кто больше не работает в университете и сейчас во Франции, но откликнулась, спасибо ей. Я не представляла, кого ещё просить, свою магистерскую работу писала с ней одной. Конечно знаю некоторых других преподавателей с факультета иностранных языков, куда до недавнего времени относили моё сравнительное литературоведение, и где теперь работаю с Марком, но сомневалась, знают ли они о моих академических талантах, я не писала и не работала с ними, не была студентом. На своей новой кафедре английской литературы тем более новенькая, ещё предстоит знакомиться и осваиваться. Алекс пообещал: значит напишет сам. А на следующий день сказал, что отзыв уже написала добрая фея Розмари.

Оказывается, в тот же самый день на той же самой кухне (удивительно и символично!) со словами “Maria мне про вас рассказывала” Розмари (я прям вижу как и с каким выражением лица) подошла к Алексу знакомиться. “Ну раз вы знаете Марию, не напишите ли ей отзыв?” “Напишу! Мы работали вместе! Я её прекрасно знаю, пре-кра-сно!” Тем же днём и написала как я ей компьютер к прожектору подсоединяла.

Кажется, предыдущий пост я на этом же и заканчивала: человеческие отношения нельзя недооценивать.

17 апреля 2015 г.

Wind of change

Случилось это в начале марта, уже больше месяца назад. Случилось то, что мы оба остались без работы, неожиданно и незапланированно. Я решила не писать сразу, подождать пока уляжется, и родителям тоже не говорить. Неприятные известия не приятно сообщать.

Если вкратце, то мы поругались с начальством. Начальство новое, чуть больше года, не хотелось бы писать много плохого. У Димы сразу отношения не сложились. Он жаловался, высказывал своё недовольство, просил рассудить, его выслушивали, устраивали совещания, переговоры, пытались всех примирить (после Венди, которая перешла от нас на соседний проект, Дима самый старенький в команде, с самого основания, вроде как ценный сотрудник), но потом плюнули и разрешили работать с другим менеджером, кто не намного лучше, но хоть так. Проблема на время ушла.

Но только на время, потому что меньше чем через полгода жалобы и недовольства начались уже у меня. На самом деле недовольны были многие, каждый по своим причинам, атмосфера накалённая, нездоровая, но одно дело быть недовольным, другое жаловаться и требовать справедливости. Жаловались из всех мы двое, потому что молодые и наивные, потому что считаем, что имеем право и верим в справедливость

Что было дальше. Нас не поняли, нам не поверили, а если поняли и поверили, то не согласились. Мы (маленькие люди) видели проблему в дурном, бездарном, бестолковом плохом начальстве. Большие люди (начальники наших начальников) так не считали, они считали, что проблема в смене начальства, стиле руководства и нужно привыкнуть к плохому

Последней каплей стало моё преподавание. Мне просто не разрешили, сказали нет, сказали, что решение окончательное, что администратор должен быть в офисе 40 часов в неделю, чего невозможно было даже представить при Венди, кто всегда шла нам навстречу и уж тем более если дело касалось такой малости как скорректировать часы.

В тот же день мы оба написали заявление об увольнении. Что тут началось: Монг плачет, Гленда плачет, Хайка плачет, Пабло звонит из Веллингтона, Венди обзвонила всех вышестоящих начальников. Неужели ничего, совсем ничего нельзя сделать? Обе наши новые менеджеры посчитали, что нельзя, перестали выходить из офиса, обедали у себя в кабинете, общались только по делу, только по почте, с ними здороваться перестали ВСЕ.

На следующий день нам предложили не дорабатывать 4 недели как положено, но уйти раньше при условии что весь этот период нам оплатят, плюс отпускные, только уйдите. Мы отказались. Тогда нам сказали, что у нас нет выбора и чтобы уже завтра ноги нашей в офисе не было. Мы были в шоке, не могли поверить, все были в шоке, и все не могли поверить. Коллеги поддерживали, как могли, но что они могли? Венди устроила Диму на свой другой университетский проект, временно, всего несколько часов в неделю, но ей позвонили сверху и сказали без объяснений: НЕТ.

Так в одно мгновение мы остались без работы, не просто какой-то работы, но которой так гордились и любили, что не входило в наши планы совершенно, мы не откладывали на чёрный день, не откладывали на учёбу, за которую платим каждый семестр. Мой PhD, на который уже подала заявление и жду ответ, повис в воздухе. Дима заморозил свою учёбу в этом семестре. Хотели обратиться в суд, адвокату написали, но в последний момент пожалели себя и свои нервы.

Я конечно выплакала все глаза, похудела на три килограмма, ушла с головой в своё преподавание. Дима отпустил бороду, забросил спортзал, стал откликаться на работу. Чтобы совсем не скатиться в пучину депрессии, мы устроили себе серию маленьких эконом-путешествий. В Сидней, Веллингтон, Гамильтон и Таупо. Именно в этот период Дима снова загорелся переездом в Австралию. 


Теперь о хорошем. За месяц поиска работы Дима откликнулся на 17 вакансий и был приглашён на 5 интервью: в университет Окленда (2 шт), другой технический институт, крупную финансовую компанию и вот сюда, как это по-русски, мэрия Окленда?

Для статистики. Четыре с половиной года назад, когда мы только приехали в Новую Зеландию и Дима так же искал работу, цифры были следующими: 5 с половиной месяцев, 300 вакансий, 3 интервью.

Теперь скажу вот что. Несколько лет назад, уже здесь в Новой Зеландии, Дима загадал работать и строить карьеру в правительстве, государственном секторе, чтобы делать не деньги из воздуха, а мир лучше и справедливее, то есть дороги, парки, больницы, библиотеки, галереи, детские площадки. Тем более что здесь их действительно делают, судим из собственного опыта. Он и учиться пошёл именно с этой мыслью, кто бы подумал, что всё случится раньше, чем закончит.

Вы бы его видели, когда вернулся с интервью: я хочу ТАМ работать, я хочу С НИМИ работать. Позиция хорошая и даже выше, чем была. Четыре дня сидели как на иголках, четыре дня как четыре года, пока наконец не позвонили сам мэрТеперь кажется, что всё к лучшему, что не было бы счастья да несчастье помогло. 

Добавлю для тех (не могу не добавить!), кто нас не знает и (вдруг!) читает впервые: по своему первому и пока единственному законченному образованию Дима филолог английского языка и литературы. Это к тому, что мир не вертится вокруг одних программистов и бизнесменов. 




Postscriptum 

Между тем на нашей бывшей работе жизнь продолжает(ся) затухать. На обе наши позиции временно взяли двух бабушек с другого проекта. Постоянных сотрудников продолжают искать, интервью за интервью.

Монг присылает фотографии с цветами, за которыми в моё отсутствие поручила ей ухаживать, очень ответственно подошла. Подарила мне диски и учебник для самостоятельного изучения китайского - занятия с ней тоже пришлось оставить. Гленда продала дом, о чём давно думала, но не решалась, начинает свой бизнес, к концу года планирует уйти с работы совсем.

С коллегами собирались уже трижды. На салют вместе ходили, потом Хайка устраивала у себя ужин, а пару дней назад Натали в своём доме-поместье. В Веллингтоне Пабло провёл Диму по посольству, где работает, ужинали в ресторане. Завтра встречаемся с Нииной. На следующей неделе отмечаем в баре трудоустройство Димы и продажу дома у Гленды.

Через несколько дней, как мы ушли, пять наших кураторов собрались вместе, обсудили и написали свои претензии к руководству, началось новое разбирательство, собрания, совещания, ну это надолго, уж мы-то знаем. Любого контакта с менеджерами избегают по возможности, Венди продолжает показательно не здороваться.

Очень конечно жаль, что так вышло, мы все помним лучшие времена. И я думаю и пытаюсь извлечь для нас урок, например такой:

руководящая должность это не просто повышение в зарплате и статусе, это много, очень много ответственности, не за себя одного, за всю команду, за каждого человека, за каждое решение;

или

прав тот у кого власти больше, наивно верить в обратное. Но есть другая человеческая правда, человеческие отношения, наивно их недооценивать.



8 апреля 2015 г.

Тест

Два студента болели, принесли справки, и Марк разрешил им написать тест в другой день. Так как сам он с начала недели греет косточки в Тонге, то провести тест взялась я, делов-то. Прийти, встретить, усадить, проследить, чтобы не списывали и чётко по времени.

Первый пришёл как договаривались, дала вопросы, сразу сел писать. Второй не пришёл, хотя я видела его минут за пятнадцать и сразу узнала. Он тоже видел, но сделал вид, что не узнал, может быть и правда не узнал, а может не готов к тесту. Мне какое дело. Через 10 минут явился. “А я вас на 7ом этаже искал!” С чего бы на 7ом, хотя какая мне разница. Садись пиши.

Сама тоже села, проверяю работы, увлекательно! Первый строчит, дым из ушей. Второй сидит и не пишет, нервничает. Крутится на стуле, смотрит в пустой листок. Мне жалко его, но что я сделаю. Через пять минут та же картина. Через десять то же самое. Ещё через пять: “Дверь! Можно я закрою дверь!” Конечно, закрой дверь.

Встаёт подходит со списком вопросов (семь, нужно ответить на три, по выбору): “Здесь написано дать развёрнутый ответ! Но у меня только факты! Я не понимаю, о чём тут можно развёрнуто писать, меня не было на семинарах!” Факты, а у самого пустой листок. “Ну напиши факты, что-нибудь напиши...

Осталось меньше получаса, у него дрожат руки, реально дрожат руки! Я сильнее уткнулась в свои работы, ну что я сделаю. Я вижу, что он нервничает, дёргает ногой, кашляет, я помню, как сама боялась всех этих экзаменов, я знаю, что такое ступор, я знаю, как трудно начать, написать первое предложение, сказать первое слово. Я стараюсь не жалеть его. Вдруг он лентяй и бездельник, вдруг он даже учебник не открыл. Вдруг он и не болел вовсе, а справку подделал. Другой ведь сидит, пишет.

Я думаю, как могут развиваться события, вот он сдаёт мне чистый листок и говорит, что не смог ответить на вопросы, потому что вопросы составлены некорректно. Что я на это говорю. Или он умоляет меня дать ему второй шанс. Как я должна себя вести. Или он всё-таки пишет свои факты, и я ставлю ему неуд, и он думает: вот стерва!  

Но тут его прорывает, и он пишет. Быстро, много! Ну слава богу! Наконец-то. Объявляю, что первый может уже сдавать, а второму ещё 10 минут, потому что начал позже. Кивает и пишет, пишет.

Сдал три исписанных листка, извинился за почерк. Пробежала глазами – вроде по делу, не пасквиль на меня. Подождал, когда соберу вещи, вместе дошли до выхода. Спокойный, вежливый, улыбается, сам завёл разговор. Рассказал, что друг с работы учил русский в универе, но бросил, никак не получалось. А потом поехал в Россию и вернулся с русской женой, пошёл обратно в университет на русский, сейчас говорит уже!

Вот какие чудеса.

2 апреля 2015 г.

Fairy tales

Мой четвёртый семинар и уже середина семестра. На лекции писали первую контрольную. Раздавала и собирала листочки, подсказывала, где сесть, желала удачи. Красивые, умные, сидят пишут, тишинааа. Отмучились, ушли на каникулы. Для кого каникулы, а кому-то всё это проверять. 

Говорили про сказки. Ух какая тема, эти сказки!


А вы знали, что добрый принц в "Спящей красавице" женатый, что красавица рожает ему детей во время сна, и что дети, а не поцелуй принца, пробуждают ни о чём не подозревающую изнасилованную чужим мужем красавицу-роженицу от её литургического сна, когда, голодные, начинают сосать её пальцы? А что волк до того как "съесть" красную шапочку просит её снять сначала передник, потом юбку, потом чулочки? Бабушка-бабушка, а зачем тебе такие большие руки? А чтобы крепче тебя обнимать, моя девочка! И что сказочный принц Золушки на самом деле её отец, кто убивает злую мачеху, свою жену, женится на дочери, чтобы жить вместе долго и счастливо? Захватывающая тема, что говорить, люблю ещё со своего первого курса! Кто бы подумал, что сама буду рассказывать. А какое удовольствие наблюдать за реакцией студентов. "Ах да, кто вообще такой этот волк-насильник и трансвестит? Существует предположение, что волк и есть отец красной шапочки!" WHAT???

Ну и как же бы я не рассказала и не показала Бабу Ягу? Ах, как они внимательно слушали!







После занятия всё тот же студент, кто читает Достоевского, рассказал, что хочет в своём эссе сравнивать русские и французские сказки, и что читал Владимира Проппа, и какие русские сказки крутые. Ну что за чудо-студент!

В каждой группе есть такой хотя бы один, кто остаётся и спрашивает. Не про экзамены и тесты (это они все спрашивают, на улице останавливают), но по теме. "Мария, можно вас на секунду... я тут знаете, о чём подумал... вот как вы считаете... (ну говори же, не дышу уже!) тадададам! почему ренессанс произошёл в 16 веке и не произошёл в 13-ом?" О госспади, сначала пугалась, но начала подозревать: им не ответ мой нужен, а внимaаание.

Пятница на этой неделе - праздничная, нерабочая. У Марка семинары пропадают и у других преподавателей с нашего курса. Повезло так повезло. Но только не у меня! Все мои семинары в четверг. Марк по-русски: "Мария, я Вас уважаю и не завидую!" Когда он говорит по-русски (со мной почти всегда, даже при студентах), этo такая умора. "Марк, лекция была отличная!" "Спасибо, Мария, это очень мило с Вашей стороны так сказать". "Мария, достаточно столько листьев (листков для контрольной работы)?" Наверное студенты меня тоже как-то так слышат, надеюсь, что не хуже.