30 марта 2015 г.

Если выпало в Империи родиться

...лучше жить в глухой провинции у моря. (c)

Сегодня в гостях у Новой Зеландии латышский посол. Сначала рассказал про свою маленькую страну с населением в два миллиона человек, где холодно, степь да степь кругом и много леса. Потом про Украину, вернее Россию в Украине. О том, что оккупация Крыма явление немыслимое и недопустимое в 21 веке. О том, какой мистер Путин наглый врун: врал, что войск в Крыму нет, врёт, что в Донецке нет. 

В Латвии 28% русского населения, большинство из которых не поддерживает действия России, при том, что у всех них доступ как к европейским, так и российским информационным источникам. Две третьих от 28% считают себя латышскими патриотами. Латвия входила в состав Советского Союза (так же как Германии, Швеции, Польши), но на сегодняшний день ничего от советского наследия в стране не осталось и молодое поколение с Советским Союзом ничто не связывает: не помнят, не знают. Он сам знает, и с ужасом следит за происходящим сегодня. Не так давно Латвия была самой бедной страной Евросоюза. Латвия пережила тяжёлый кризис. У маленькой Латвии большие планы. Латвия чувствует себя в опасности, потому что никто не знает, как далеко намерен идти мистер Путин.

Народу было немного, маленькая аудитория, полуформальная обстановка, в основном дедушки-профессора, я случайно попала, спасибо Марку. Были консулы из Финляндии и Швеции. Я опять думала о том, как жалко Россию. О том, что говоря о моей России, её ассоциируют с Путиным и с совком, и долго ещё будут ассоциировать. Маленькой стране легче выкарабкаться из этого дерьма, а вот большой и неповоротливой, по колено в совке, как быть.   

26 марта 2015 г.

В целом ты конечно уступаешь Аристотелю, но не во всём!

В каком году Колумб открыл Америку? 1492! В каком году Тасман открыл Новую Зеландию? Э-э-э

Спросила, какой национальности Николай Коперник. Перебрали все страны включая Россию. Приятно, что подумали про Россию. Не приятно, что не знали про Польшу. Не приятно, что в России ренессанса не было, а в Польше был. На лекции Марк упомянул в том числе Ломоносова, но то ж какой век!

В свой третий четверг я даже позавтракала и пообедала. Я даже пришла на занятие не за двадцать минут, а за пять.

Я всё так же бегаю по классу, включаю и выключаю свет, цитирую Достоевского, размахиваю руками, сама себя исправляю, хлопаю в ладоши и громко говорю.

Я стараюсь не думать о том, что они могут думать обо мне. Улыбаются и здороваются - хорошо. Слушают, когда говорю, делают, как говорю - отлично. Одну из студенток встретила на неделе в спортзале, сначала на тренажёрах, потом в раздевалке. Поздоровались.

Занятия в маленькой группе совсем не то, что в большой. Семь против двадцати семи. Они тише, скромнее, говорят меньше, но душевнее, видно, что стараются. Я помню лица, почти помню имена. Задания, что готовлю для большой группы, в маленькой идут вяло. Но вот сегодня в самом конце семинара показалось, что почти, оно самое. Мы просто разговаривали, ничего больше. Но каждый что-то говорил, добавлял, и у меня получалось задавать вопросы, не заготовленные по списку, но живые вопросы из разговора, и они реагировали, задумывались, соглашались или не соглашались. Мы стояли у доски все вместе маленьким кружком. Это было не долго, но это было круто. 

Мне всё больше нравятся темы курса. Что-то легко, общие представления, о чём-то я сама узнаю впервые. Вчера слушали лекцию приглашённого профессора, испанца, про колонизацию. Вот так вышло, что это моя первая лекция по колонизации Америки, как-то раньше не приходилось. Мир становится больше и ближе одновременно: разные культуры, древние культуры, современные культуры, культуры разных стран, языки, литература и кино разных стран, студенты и преподаватели разных стран. Я думаю о том, что учиться и учить это здорово, что университет это то место, где мне бы хотелось быть.


В конце занятия один из студентов подошёл и торжественно сообщил, что как раз дочитал "Преступление и наказание" и намерен наконец взяться за "Братьев Карамазовых". Я ещё "Бесов" посоветовала. 

20 марта 2015 г.

Better now

Второй блин не комом. И даже были отдельные приятные моменты, когда несмотря на всё тот же стресс, английский и мысли: что они обо мне думают, как они меня видят, было хорошо, просто прекрасно. Например, когда разделила их на группы, выдала по ватману и маркеру.

Я не ожидала, что получится так легко, но они как-то сразу притихли, разговаривали между собой вполголоса, листали учебник, писали-рисовали. А я ходила между столами, советовала, хвалила и думала, вау, у меня получилось!

Но самое прекрасное было потом, когда по очереди каждая группа выходила, показывала и рассказывала, чего успели сделать за 15 минут.

Как хорошо, как замечательно студенты умеют говорить! Не читать по листочку, но говорить, импровизировать, дополнять друг друга. Молодые, красивые, умные! Будущие юристы, лингвисты, врачи, инженеры. И я, и я тоже вставляла свои пять копеек. Про Великого Инквизитора и Христа, про Золотую Орду, и почему Россия не Европа.

Особенно приятно удивили парни, в обеих утренних группах у меня много парней. Большие бородатые или тоненькие женственные. Я боялась, что не смогу их заинтересовать, что не будут делать как я прошу, не будут участвовать, слушать – молодую иностранку, кто говорит с ошибками (и не всегда самые умные вещи), бегает (!) по классу (от компьютера – к экрану – выключить свет - обратно). Но они слушали, участвовали, никто не спал и не зевал, и я думала, вау, у меня получилось!

А потом мы говорили про Шарли, про запрет на хиджаб во Франции, про то нужна или нет религия. И мне понравилось, что совсем не было радикальных мнений, что большинство рассуждало: “с одной стороны... но с другой”

А как здорово, что не нужно спрашивать по списку или раздавать плюсики за поднятую руку или правильный ответ. Я себе ещё перед прошлым занятием пообещала: никогда, ни за что не буду так делать.
После занятия они фотографировали свои художества (сами! я не говорила!). Подходили, спрашивали: Мария! Мария! Ну как же им ещё меня называть, но как приятно, что по имени, что спрашивают, и есть что ответить. А один студент собрал со столов все маркеры и отдал мне. Я не просила!!! И многие говорили спасибо, может быть из вежливости, но я всё равно думала, вау, у меня получилось! 

14 марта 2015 г.

Students

Всё оказалось сложнее, чем я думала. Сложнее, чем быть администратором. Сложнее, чем преподавать русский язык. Сложнее, чем индивидуальные занятия. Сложнее, чем любая из работ, которую в своей жизни делала.

Три семинара (два подряд) в один день. Чем я думала, когда соглашалась?

Их так много (35 х 2 + 9), что я почти никого не запомнила. Разве что красивого и умного мальчика, кто оказался девочкой: подошёл после занятия и сообщил, что Сара больше не его имя, только по паспорту, его новое настоящее имя – Стивен.

Процентов 60 студентов в первой группе - иммигранты/студенты по обмену из Европы, Австралии, Канады, пара американцев. Во второй большинство, наоборот, новозеландцы, многие не из Окленда. Процентов по десять и тут и там азиаты. 3-4 островитянина. Из арабских стран никого не было. Маори не было. Ни одного русского (в списке всего курса есть русские имена, но не у меня).

В основном молодые, некоторые мне ровесники, один пенсионер.

По специальности: лингвисты, инженеры, политики, медики и другие.

Каждому (всего 84) приготовила стикер с именем (зачем?)

Особенно хотелось познакомиться со студентом Precious Faith. Не пришел(а).

Сделала презентацию в картинках (как в школе, да).

Весь вечер перед занятием репетировала у доски в классе.

Пришла в аудиторию за час до начала, чтобы в одиночку двигать столы и стулья, и устать, и взмокнуть как мышь.

На то, чтобы компьютер и прожектор заработали, ушло минуты три. Как на три года постарела.

Имена и названия коверкала страшно, на русский манер (Socrat вместо Socrates, и это ещё цветочки). Самые смышлёные догадывались и переводили другим.

Устроила брейнсторминг, писала на доске под диктовку... с ошибками: ренессанс, иудаизм (о горе мне).

Попросила поднять руки тех, кто ... Взялась считать руки вслух (!) по-английски (!!). Я и по-русски считать не умею.

Делила на группы, просила поговорить друг с другом, это было легко.

Хлопала в ладоши, чтобы наконец прекратили говорить друг с другом. Повысила голос три, четыре раза. Расстроилась.

Думаю, что слишком много говорила про Россию, когда говорить нужно было про Европу.

В первых двух больших группах боялась не успеть. В маленькой последней прошлись по всем пунктам, всем вопросам за 30 минут. Оставшиеся 30 импровизировала как могла.

Но самое страшное другое. Самое страшное: когда задаёшь вопрос в аудиторию, а в ответ ти-ши-на.

И какое счастье, какое облегчение, когда наконец, вдруг, слава богу - рука! руки!!!

В следующий раз буду лучше готовиться. Не хватало материала, примеров. Это не русский язык.

Чувствовала себя студентом, не преподавателем.

За весь день не съела ничего. Только вечером после занятий напилась.

Учимся на ошибках и движемся дальше.

11 марта 2015 г.

Keep calm and learn Russian

Рассказала Стю про новое расписание и работу, спросил, сможем ли продолжать занятия.

- Конечно, Стю, конечно, если ты хочешь. Только мне теперь не удобно приезжать в этот корпус, у меня занятия в центре, но там проблемы с парковкой.

- Я могу приезжать на велосипеде!

- Тогда я узнаю насчёт аудитории, есть ли свободная.

- Если нет аудитории... мы можем заниматься в моём офисе!

Господи, за какие заслуги ты послал мне этого идеального ученика.

9 марта 2015 г.

Один день в Сиднее

Сидней – тот же Окленд, но больше. В два, три, четыре раза больше. То же южное полушарие и мир наоборот, но другая страна. Тот же язык, но с другим акцентом. Те же люди – со всего света – но больше людей. Те же названия отелей, ресторанов, бизнес компаний, но больше отелей, ресторанов, бизнес компаний. Здания выше, дороги шире. 


Местами напоминает Веллингтон, нашу столицу, некоторые улицы, дома особенно похожи. С единственным отличием – там, где в Веллингтоне улица заканчивается, в Сиднее самое её начало. Весь Веллингтон, да и центр Окленда можно обойти вдоль и поперёк за один день. За день в Сиднее мы не увидели и десятой его части.




А ещё в Сиднее есть метро, большое, настоящее, с цветными ветками, эскалаторами, трёхэтажными бесшумными электричками. В Окленде метро нет. Есть полторы станции, но какое это метро.


А ещё в Сиднее есть попугаи. Здоровые такие, летают себе, я сначала подумала чайки, орут как чайки, присмотрелась – нет, попугаи. В Окленде мы тоже видели попугаев – маленькие, цветные, как канарейки.



А ещё в Сиднее есть люки с именами и цитатами местных и неместных авторов, кто писал или пишет хорошее (или плохое) про Австралию. Штук сорок, пятьдесят (больше?) вдоль набережной. Я их конечно все перечитала и перефотографировала (думала, Дима убьёт).



В центре Сиднея знаменитая опера, знаменитый мост, и гигантских размеров музей современного искусства. 





Museum of Contemporary Art
Он же
Мы сходили на выставку Чака Клоуза, американского портретиста - крутого и дорогого. Огромная выставка, огромные полотна, гигантский труд, впечатляет сильно, я всё ещё впечатлена. Цена символическая, экскурсия бесплатная, толпы народу, и я всё гадала, довезут до Окленда или не довезут.


Больше город – больше культуры. Конечно это первое, что бросилось в глаза. Столько всего и везде происходит: спектакли, концерты, выставки. Музеи, столько! музеев, галерей, театров, кинотеатров, университетов. Не то, что бы их не было в Окленде, не то, что бы мне не хватало того, что есть. Хватало и хватает вполне, на эти-то не всегда ходишь, но размеры! масштаб! размах! впечатляют. Окленд, мой любимый Окленд – культурная провинция. Сидней – столица (Мельбурн, говорят, ещё круче).




Дима не хотел уезжать. Дима ещё впечатлительнее чем я! Особенно, когда можно не уезжать, когда не на туристической, а резидентской визе, а значит, живи себе сколько хочешь, работай, учись, детей рожай и даже (!) получай пособие по безработице (окей, не сразу, через два года) в этой стране - огромной, богатой, красивой, знакомой и незнакомой, неизвестной, чужой.

Кстати, чайки в Австралии показались злее и агрессивнее, чем дома, в Окленде.

Наверное, лет через 30, 50 или 70 Окленд станет как Сидней. Не могу сказать, хорошо это или плохо.

А вы любите большие города?