29 декабря 2014 г.

В декабре

Жить с родителями совсем не страшно, когда они молодые, самостоятельные и независимые как наши. Когда видишь их раз в два года. Когда у каждого отдельная комната. В общем, мы наслаждаемся.


Наконец в хозяйстве появились BBQ и термос. Экономим на электричестве в доме и кофе в дороге. Лето, клубника. Жареные рыба и грибы. Работа-работа перейди на Федота. В отпуске почти до конца января. Жизнь прекрасна.


Мама облагородила наш дикий сад, в том числе садоводческими культурами. Редиска взошла, огурцы тоже, и свёкла. Ждём урожай.


Дима отлично водит машину, пока правда на ученических правах. Он аккуратный, внимательный и осторожный, как во всём. Много занимался с инструктором, хорошо знает правила. Но волнуется: не хватает опыта, особенно на незнакомой дороге, больших расстояниях. Папа тоже водит машину, профессионально, с большим стажем, одной рукой, закрытыми глазами. Волнуемся мы. Потому что левостороннее движение, надо пере-привыкнуть. Так и ездим, с волнением и стрессом, но как же красиво всё вокруг!




Мама не выпускает из рук камеру. Небомореоблака. Что вижу, то пою. Ни один куст, ни один цветок/птичка/травка/дорожка/ракушка не остались без внимания. Но какие же образовательные эти видео! Каждый вечер пересматриваем – удивляемся. Сколько раз была в том же парке, не видела ни тех цветов, ни этих кустов. А мама увидела. Она много чего видит. Комментарии интересные: добрые, смешные. Я ей уже посоветовала начать видео-блог.   


Папа учит английский, и я наконец понимаю, в кого у Димы интерес и способности к языкам. То и дело вставляет новые фразы, слова, переводит надписи, вывески, прислушивается к прохожим на улице. Купить продукты, узнать как куда проехать – без проблем (я же говорю, самостоятельные). И даже грамматика ему интересна, спрашивает, сам себя исправляет. До первой поездки к нам два года назад не говорил ни слова, в школе - немецкий, ни с кем никогда не занимался, не был за границей, самоучка. У каждого из нас полно скрытых талантов.  


Я читаю книгу здешнего университетского преподавателя о первых иммигрантах в Новую Зеландию, первых авторах и текстах Новой Зеландии. Я читаю её в машине, вспоминаю о ней в музее (гости – отличный повод походить по музеям). Я думаю, что теперь это и моя история тоже. Мои персонажи и сюжеты.  





18 декабря 2014 г.

Стю

Сегодня вдруг оказалось, что со Стю мы занимаемся год. Ровно год будет в январе, но “подарили” ему меня (кого кому?) как раз на рождество. А ещё сегодня мы распрощались до следующего года – библиотека, где у нас занятия, закрыта на праздники. Внимательный Стю даже подарок приготовил – ёлочную игрушку. Зато я ничего не приготовила, никак не привыкну, что под рождество здесь дарят подарки.

Ни с кем раньше у меня не было таких отношений как со Стю. В прошлом году, когда он только написал, я честно хотела придумать вежливую причину и отказать. Во-первых, мне было не до него, не до кого, не до себя, о каком ученике вообще речь! Сказать, что время было не подходящим, ничего не сказать. Во-вторых, я нашла его фотографии в фейсбуке: молодой, красивый, в друзьях: Оля, Аня, Иришка и ещё два десятка русских (женских) имён, я подумала: “очередной ценитель русской словесности в поисках русской гёрлфренд”, а что тут ещё подумаешь? Мне не хотелось связываться, не было интересно. К тому же я не люблю программистов, а они меня, вот как-то не складывается у нас, а может быть я всё придумываю. Наверное, я согласилась из-за денег.

Зато теперь, спустя почти год, мы читаем по ролям незнакомый текст, и я не могу поверить своим ушам, как хорошо он читает, с интонацией, совсем-совсем не запинаясь. Практически любое незнакомое слово я могу объяснить ему при помощи других русских слов, совершенно не переходя на английский. А сколько всего он может сказать сам! На первых занятиях мы вообще не говорили по-русски, делали упражнения, читали, переводили, но не говорили. Потом я вдруг поняла, что учительница из меня – говно, и мы стали говорить. Больше и лучше, из урока в урок. Я никогда раньше не была учителем, да ещё так долго, чтобы видеть изменения и прогресс. Это потрясающие чувства и потрясающий опыт.

Весь этот год мы встречались раз в неделю. Раз в неделю каждую неделю. Пропустили дважды: сначала он уезжал в командировку, потом моё мероприятие на работе. Не знаю, как у Стю, но у меня за этот год много чего произошло разного, и к нему я приходила тоже разная: злая в том числе, расстроенная, невыспавшаяся, с чёрными волосами, рыжими, белыми и розовыми. Приходила разная, уходила одинаковая: счастливая и довольная. Вот как так бывает, что чужой, неблизкий человек, даже не друг, делает тебя счастливой. И что такого особенного для этого делает? Читает по слогам, отвечает на вопросы, раскладывает карточки, описывает картинки, слушает объяснения, шутит, улыбается моим шуткам, радуется, если получается и когда хвалю.  

Если вдруг Стю от меня уйдёт, я точно буду плакать. Я уже испугалась однажды, когда вернулась из путешествия его прежняя учительница. Мы тогда как раз дочитали Лермонтова. Ну думаю, всё, дочитали. Но Стю принёс Пушкина и не ушёл. А теперь я сама увереннее стала: нет, не уйдёт, без Толстого и Достоевского не уйдёт.

12 декабря 2014 г.

Венди

Сегодняшнее утро мой муж провёл с другой женщиной.


Незамужней красивой женщиной, которая умнее, образованнее, лучше чем я. Она знает больше языков, больше путешествовала, больше читала и видела. С ней по-настоящему интересно и действительно легко, она поддержит любую беседу: и за политику, и за новогоднюю индейку. На работе серьёзная, ответственная, внимательная, за обедом остроумная и весёлая. Романтичная и загадочная вечером в кино.

У неё интересная важная деятельность, высокая должность, две взрослые дочери, обе вылитые она. Старшая с русой косой по пояс, умница, отличница, работает с детьми, занимается благотворительностью. Младшая с красными волосами, пирсингом, хитро щурится, палец в рот не клади.

Так вот сегодня утром мой муж и другая (идеальная) женщина, кто больше чем в два раза старше его, не просто завтракали вместе, не просто разговаривали и гуляли вдвоём, но, представьте себе, катались на качелях!



Фотографировали друг друга.




И весь оставшийся день мой молодой муж светился как рождественская ёлка, довольный такой, счастливый, восторженный, мы даже не поругались ни разу! А вечером смотрит на меня долго и серьёзно и говорит: “Маша, послушай, когда ты вырастешь, я хочу, чтобы ты, Маша, была как она”.

Я промолчала конечно. Думаю, Венди на моём месте тоже промолчала бы. Как хорошая (мудрая не по годам!) жена, я конечно уважаю выбор своего супруга, и вкусы его мне тоже нравятся.

Осталось теперь придумать, каким я хотела бы видеть своего дорогого мужа, когда вырастет он.


3 декабря 2014 г.

Colleagues

Шина и Сильвия учительницы иностранных языков на пенсии, подрабатывают у нас на проекте, обычно из дома, на этой неделe приезжали в офис. Обе за рулём. В Новой Зеландии не вожу машину только я.

Когда лето - обедаем на улице. Я сижу справа от Шины, Дима слева от Сильвии. Обе вегетарианки, цветные вкусности на тарелке. В Новой Зеландии только я и Дима едим всё подряд.

У Шины красные волосы, каре, чёлка. У Сильвии мелирование, кудри. У меня сами знаете. Шарфики, тёмные очки, губная помада, маникюр, браслеты. Красотки!

Шина говорит на немецком, французском, японском. Сильвия на итальянском, французском и маори. Обе учат испанский, берут видео из нашей испанской библиотеки, последний раз взяли El Otro lado de la cama/ Другая сторона постели. Сначала посмотрела Шина, потом Сильвия. Кто-нибудь видел? Надо смотреть.  

У Сильвии очень красивый голос, как с аудиокассет для изучения иностранных языков. Вступительное или напутственное слово на всех наших вечерах и конференциях – обязательно Сильвия. Всегда улыбается, когда говорит. Всегда медленно, с интонацией, как сказку рассказывает.

Шина – та самая, кто во время кинофестивалей закупает билеты оптом. Три-четыре фильма за вечер, штук тридцать в общей сложности. Ходят вдвоём с мужем. Если не ошибаюсь, это четвёртый её муж. Первый немец, судя по немецкой фамилии. Шина здорово разбирается в современном искусстве, знает всех художников, была на всех выставках. Она смотрела все фильмы и читала все книги, которые смотрела и читала я. К нам в кабинет она не заходит - залетает: “Dmit-ry, Mariiia, вы уже посмотрели? Вы уже прочитали? Ах, какая прелесть! Бо-же-мой!”

Однажды Сильвия привела на работу маму – маленькую старушку-итальянку. Старушка пожимала нам всем руки и улыбалась. Сильвия рассказала, как познакомились её родители. Маме было семнадцать, папа был солдат, и была война. Когда война закончилась, папа-киви увёз невесту и всех её родных к себе на родину. На итальянском Сильвия говорит свободно, а вот пятеро её детей почти уже не говорят. И внуки не говорят, и правнуки.

Сильвии шестьдесят восемь лет. Шине чуть больше. Недавно я разбирала книги в офисе и наткнулась на магистерскую дипломную работу Сильвии, написанную пять лет назад.