26 августа 2014 г.

Про любовь

Я задаю себе этот вопрос снова и снова: как много раз за одну человеческую жизнь можно влюбиться по-настоящему, душой и сердцем, чтобы было желание и силы идти дальше, работать над отношениями, развивать их в нечто большее. Можно ни разу, можно больше чем один раз: два, три, четыре, или, может быть, четыре уже нельзя, и даже два нельзя?

One could know a thousand women, one could take a different girl every night for years and years - but sooner or later, the new lovers would do little more than call to mind the old, and one would be forced to wander, lost, in that reflective maze of endless comparison, forever disappointed, forever turning back. (Eleanor Catton, The Luminaries)

Вот уже больше двух месяцев как мы обладатели австралийского резидентства, того самого, на которое подавались аж пять лет назад, ещё до Новой Зеландии, до кораблей, до того как я закончила свой первый (и слава богу, не последний) университет, другими словами, целую жизнь назад.


Вот как бывает: всё или ничего. Теперь у нас в паспорте целых два ПМЖ и одно бесполезное гражданство. Весь мир на ладони. И чего со всем этим добром делать?

Сначала мы хотели ехать. Почему бы и нет, Австралия больше, зарплаты выше, больше людей, больше возможностей, а мы молодые и глупые, без детей и недвижимости: за почти четыре года не то, что не свили гнёздышко, но съёмное не обставили. Зато вложились в себя, в мой английский, мою, а теперь и Димину учёбу (я ведь не рассказывала, что Дима с недавних пор тоже студент? Политику изучает, и социологию. Расскажу ещё как-нибудь).

Потом мы не хотели ехать: начинать всё сначала, когда жизнь только-только стала по-настоящему радовать и удовлетворять. Да и чего ради? Призрачные деньги, которых всегда мало, призрачные возможности, которые и здесь-то не все ещё опробованы, а может быть, приключения и адреналин?

Но пожалуй сильнее всего тормозит другое, то самое: как много раз за одну человеческую жизнь можно влюбиться по-настоящему, душой и сердцем, чтобы было желание и силы идти дальше, работать над отношениями, развивать их в нечто большее?

Я спрашивала и продолжаю спрашивать других иммигрантов, кто прожил на новом месте столько или почти столько, сколько и мы. И вы не представляете, как много из них отвечают, что уехали бы не задумываясь. Те самые, кто прошёл примерно через то же самое, через что прошли мы, и добился первых результатов, не слишком больших, чтобы пустить корни, не таких маленьких, чтобы считать себя неудачником. И вот эти люди очень спокойно говорят, что в Новой Зеландии их не держит ни-че-го, что здесь лучше, конечно, чем там, откуда они приехали, но могло бы быть ещё лучше, и появись на горизонте новые перспективы и возможности в другой стране, почему бы и нет.

А когда задаю такой немножко пафосный, простой и личный вопрос, любят ли они Новую Зеландию, морщатся или смеются или пускаются в рассуждения: “да, но...”, так что понятно – не любят. И на контрасте понимаю и сильнее чувствую, что люблю, и Дима любит, и сколько же раз за жизнь можно вот так полюбить.

21 августа 2014 г.

Больше всего на свете Мария любит...

Помогла Венди по работе, и та решила меня отблагодарить. Спрашивает у Трейси, есть ли, на её взгляд, что-то такое, что Мария любит больше всего. Трейси задумалась: "Вряд ли косметика, не думаю, что еда, не одежда тоже... ааа! вспомнила! больше всего, ну больше всего на свете Мария любит... бриллианты учиться!" Так получила в подарок учебник по немецкому языку цветы и два билета на немецкий фильм. А вас ваше начальство чем балует?


13 августа 2014 г.

Must see NZ film

“Раньше я думала, что маори счастливые люди,
потому что сидят на государственных пособиях и не работают.” Трейси

Первая на фильм сходила Венди, она всегда первая узнаёт о всех новинках, всегда всем интересуется, наверное поэтому она менеджер с большой буквы, а некоторые остальные с маленькой. Венди похвалила фильм, назвала эмоциональным и вдохновляющим, посоветовала нам тоже сходить и, если можно, позвать с собой Трейси.

С самого своего приезда Трейси живёт у Венди, и добрая половина нашего проекта, включая понятно кого, ей завидует. Старинный деревянный дом с настоящим камином, просторной верандой, садом, где поют птицы, заграничными сувенирами, в котором то и дело собираются местные и иностранные гости - лингвисты, артисты, учителя, академики. Обе дочки Венди переехали к бойфрендам, так что хозяйничают вдвоём – молодая Трейси и вечномолодая Венди.

Вернее так, хозяйничает конечно Трейси, а Венди никогда нет дома. Как-то раз Венди рассказала, а я запомнила, как однажды, когда дети ещё были маленькими, они с мужем наняли няню помогать по дому. Возвращаются оба с работы, а с порога запах еды, уюта и свежести: “А ведь в нормальной семье у нормальной женщины каждый день так!”

Венди конечно не нормальная, тут без вопросов, зато нормальная Трейси, которую из дома ни в какую не вытащишь, тем более в кино, тем более кино на английском, а уж если ненормативная лексика и, не дай бог, сцены насилия! Трейси маленькая, лёгкая, хрупкая, в платьях нежного цвета и юбках-колокольчиках. И фильмы она предпочитает такие же - комедии или про любовь. Зачем смотреть тяжелое кино, разве жизнь и без того не тяжёлая? ага, особенно у Трейси

- Eй уже уезжать через месяц, а она так и не посмотрела ни одного новозеландского фильма. А этот фильм как раз про Новую Зеландию, ту другую, что не увидишь из окошка автобуса, про которую не расскажут рекламные буклеты. Разве я не права? Я вовсе не хочу на неё давить, но... Разве я не права?
- Конечно, Венди, конечно, я поговорю с ней, она меня послушает.

Это удивительно, какими упёртыми могут быть маленькие хорошенькие девочки, просто удивительно! И даже мои обещания поужинать в её любимом китайском ресторане не помогли. Ничего не помогло. Не нравится, не интересно, не хочу, устала, некогда, надо готовить урок, надо готовить ужин, и завтра тоже надо готовить ужин, и послезавтра.

Так бы вероятно и уехала Трейси в прекрасный Китай после года жизни в прекрасном новозеландском доме с камином, веря, что маори – самые счастливые люди Новой Зеландии, не ворвись в следующее мгновение в наш офис Гленда (которую надо знать): “Посмотрела!!!! Вчера посмотрела!!!! Трейси, этот фильм, его, его нельзя не смотреть! Ты ДОЛЖНА его увидеть, обязательно и непременно! Трейси, ты меня слышишь, Трейси!!!!!!”

Думаю, Гленда, большая и громкая, не специально, думаю, она не знала, а если бы знала, не стала бы. Трудно сказать, что на самом деле маленькая скромная Трейси обо всех нас подумала на родном китайском, но вслух, так, чтобы все слышали, ответила, что КОНЕЧНО она пойдёт на этот фильм, вот прямо сегодня после работы пойдёт, НЕПРЕМЕННО сегодня, и как же МНОГО хорошего она слышала именно про этот фильм, и КАК ей вдруг захотелось его посмотреть.

Не соврала, сходила тем же вечером. Сказала, что сложно понимать акцент, и может быть из-за этого она что-то пропустила, недопоняла, потому что к концу фильма зал плакал, а она не плакала, и попросила объяснить, почему плакала я.

А вы когда-нибудь объясняли маленькой хорошенькой девочке на аккуратных каблучках и в юбке-колокольчике почему плачете или смеётесь над фильмом или книгой? Хороший вопрос, и фильм хороший.