29 ноября 2013 г.

Марсело

Плакала я, плакала, что так и не появилось у меня здесь за три года друзей-единомышленников, как он бац и нарисовался. И не откуда-нибудь, но именно оттуда, откуда ему и следовало быть - с моего факультета сравнительного литературоведения. 
С Марсело мы познакомились на конференции. Он выступал с докладом про Борхеса, а я слушала и думала: где же он так хорошо выучил английский, как же здорово держится на публике, как искренне говорит и легко шутит, как же красив португальский акцент, мужчины-литераторы это тебе не мужчины-программисты или мужчины-бизнесмены, а ведь он похож на Довлатова, только чёрный, а из него когда-нибудь выйдет классный профессор, с удовольствием побывала бы у него на лекции, приду домой - почитаю что-нибудь из Борхеса и тому подобное. После конференции был фуршет, и я имела неосторожность поделиться с Катей своими мыслями про Марсело, на что Катя со всей своей непосредственностью как вскрикнет: "Марсело? Так мы же с ним в одном кабинете сидим! Эй, Марсееело! Иди сюда, я тебя с Марией познакомлю!" Так и познакомились. Марсело спросил мой имейл, чтобы прислать приглашение на следующую конференцию, где он тоже выступал. Прийти я, к сожалению, не смогла - работала. Тогда он просто предложил встретиться и поболтать о литературе и жизни. 
Мы встретились и проболтали часа три, потом встретились ещё раз и ещё два раза. Каждый раз невозможно было наговориться, и после каждого раза он присылал мне наизабавнейшие имейлы в духе: "Мария, после нашей встречи антиутопия не выходит у меня из головы. Вот посмотри, какую статью я нашёл", далее, разумеется, его разбор этой самой статьи. Или: "Мария, знакома ли ты с творчеством Пушкина? У меня есть несколько вопросов и мыслей". Через пару дней: "Взял в библиотеке "Станционного смотрителя". И как же мне нравится!" И прочее в том же духе. Закончилось тем, что он предложил написать вместе статью – сравнительный анализ Пушкина и бразильского автора Машадо. Ну посмотрим, что из этого выйдет.
Марсело из Бразилии и лет на десять с хвостиком меня старше. У себя на родине закончил факультет журналистики и магистратуру уже по литературе. Работал журналистом, корректором, редактором, преподавателем, даже сборник рассказов выпустил, говорит, неудачный. Там же начал PhD – не пошло, приходилось совмещать с работой, что отнимала много сил, плюс отношения с научным руководителем не сложились. А однажды Марсело подал документы на стипендию в Новую Зеландию. И выиграл.
И вот уже третий год Марсело пишет диссертацию в нашем университете, что оплачивает не только его учёбу, но проживание, питание и даже поездки раз в год в Бразилию для работы с архивами. Марсело ничем больше здесь не занимается, только пишет. Пять дней в неделю, с 9 до 5 приходит в свой кабинет и пишет. Изначально с ним приехала его подруга, но спустя год так и не смогла себя здесь найти, заскучала, подала документы на стипендию в Европу. И выиграла. Она кстати тоже литератор.

25 ноября 2013 г.

Ниина

Ниина работает таким же как и я администратором но на другом дружественном нам проекте. Работает давно, лет восемь или девять, поэтому если какие вопросы - к ней. До меня Ниина помогала Диме, так что о том, какая она красивая и как не по годам молодо выглядит, я знала задолго до знакомства. Ниина - принцесса из восточной сказки, воздушная, стройная, с тонкой талией, смуглой кожей, чёрными глазами, царской осанкой. Однажды мы сидели с ней рядом на совещании, и я смотрела и смотрела на её руку - с узким запястьем, длинными пальцами, красивыми ногтями, аккуратным камушком. Глядя на Ниину, ни за что не дашь её старшей дочке 16.
Когда Ниина не говорит о работе, она говорит о семье. Работает Ниина до трёх, чтобы успеть забрать детей со школы (кроме дочери у неё 10-летний сын). Когда перед уходом заглядывает к нам попрощаться, вздыхаем, как ей завидуем, ведь нам еще два часа торчать в офисе, на что Ниина привычно отвечает, мы просто не знаем, что она делает дома. Так что же Ниина делает дома?
Ниина родилась на острове Фиджи, жила с родителями в Австралии, пока не вышла замуж и не переехала в Новую Зеландию. Своей родиной называет Индию, где никогда не жила, но с которой связана гораздо крепче, чем кажется на первый взгляд. Начать хотя бы с того, что, как и все её родственники, Ниина вегетарианка с рождения, с мужем до свадьбы знакома не была, а гардероб делится на “для работы” и много-много цветных сари и браслетов. А ещё в лучших индийских традициях на Ниине держится весь дом и у неё целая куча родни.
Если честно, первое время мне казалось, что Ниина преувеличивает – ну нельзя столько убираться и готовить. На корпоративы не ходит – некогда, на работе не задерживается – нельзя. Спросишь её, Ниина, как выходные? Да как обычно, готовила, стирала, мыла посуду, мыла полы, мыла окна, мыла рамы, мыла двери, убирала и убиралась. Я уже и не говорю о том, как ей, такой красивой и воздушной, мыть в принципе не к лицу. Ощущение, что у Ниины не дом, а многоэтажный дворец, не двое детей-подростков, а детский сад. Хотя насчет детей Ниина обычно поправляет, как же двое, а муж? Муж это ещё трое.
Наверное, я бы ничего не сказала, если бы Ниина была только домохозяйкой, но она работает наравне со мной, и я знаю, сколько это отнимает сил. Я бы ничего не сказала, если бы не знала других наших коллег, европейских женщин, у кого тоже дети (у обеих француженок по четыре), но кто при этом не очень-то печётся о домашних делах, многие даже готовить не умеют, о чем открыто заявляют, и никто не удивляется. Я бы поняла, если бы семья Ниины нуждалась в деньгах, но это далеко не так, тут даже без вопросов. И именно поэтому мне не понятно и удивительно, и странно, и смешно, и обидно, и грустно, хоть и не моё конечно дело.   

15 ноября 2013 г.

Про школу

Быть учеником одно, учителем другое, работать с учителями – третье. Хотела, но передумала написать о том, как каждый божий день учителя выносят мне мозг. Напишу лучше о том, какими классными они могут быть, а могут и не бытьУмные, красивые, вдохновлённые и вдохновляющие, на своём месте и в своём амплуа. Разумеется, не все, и разумеется, не всегда, но как минимум на вчерашней конференции, что наконец-то состоялась, предварительно вытрепав все мои нервы. Ведь быть на конференции зрителем одно, выступающим другое, организатором – третье.
Участники и почётные гости - учителя иностранных языков с самых разных школ и городов. Все те, кто в разное время и при разных обстоятельствах не поленился пройти одну из предлагаемых нашим проектом программ по улучшению качества преподавания в школе. Программа существует с 2005 года и неплохо за это время прижилась на новозеландской почве. Суть её проста, в научных кругах давно обмусолена и в целом отвечает общим тенденциям современного западного мира, согласно которым, учитель не царь и не бог и не центр вселенной, а тупых учеников не бывает, бывают неудачные методики.
Как тут не вспомнить и не сравнить со старой доброй своей школой. Где зубрили наизусть параграфы, писали бесконечные контрольные, боялись доски, боялись учителя. А как на меня взъелись родители одноклассников, когда в девятом классе при поддержке классного руководителя предложила создать факультативы по желанию вместо обязательной углубленной программы по всем на свете предметам для всего класса.
Говорили, как же это я могу знать, что мне на самом деле нужно. Говорили, на всякий случай учить следует всё. Говорили, никогда не угадаешь, что пригодится в жизни. И вот наконец, ну надо же, выясняется, что всё это в корне неправильно. А ведь я всегда знала, что неправильно, и особенно знаю сейчас, когда пытаюсь хоть что-то вспомнить из никогда не любимых физики, химии или биологии.
Трудное не нужно, нужное не трудно. Но раз всегда знала, зачем же зубрила все эти скучные непонятные предметы, лишь бы были пятёрки, лишь бы быть как все и даже лучше чем все. Неправильные ценности неправильной системы? Какой была бы я отучись в современной новозеландской школе? Почему-то мне не кажется, что глупее и наглее, как пророчили и пророчат недовольные. Почему-то мне кажется, что раскрепощеннее, смелее, увереннее в себе и своих способностях. И может быть даже счастливее.