25 сентября 2013 г.

Такой разный Окленд

Сходили вчера вечером на лекцию журналиста Рода Орама о прошлом, настоящем и будущем Окленда. Вступительное слово – уже знакомый нам мэр Лен Браун. Лекция публичная, вход свободный, небольшой зал, вино и сыр, красивые приятные люди, много хороших слов. Вышли конечно под впечатлением. После двадцати минут ожидания автобуса под проливным дождём впечатлений слегка поубавилось.
А сегодня нам понадобился пункт обменa валют. Нашли в интернете ближайший, решили прогуляться. Пункт оказался маленьким киоском на улице, где никогда раньше не были. И вот пока Дима общался с обслуживающим персоналом, я глядела-глядела и глазам не верила. Привязанная к столу серым шнурком шариковая ручкаисписанная ручкой клеёнка, когда-то очень давно бывшие белыми жалюзи, облупленная тёмно-синяя краска на стенах, на полу какие-то чашки с едой, наверное, для кошки, на улице лужи, в лужах банки из-под пива и вальсирующие на ветру целлофановые пакеты.
Окленд конечно не единственный и вряд ли самый яркий пример, а где их нет - богатых и бедных. И всё равно факт того, насколько отлично друг от друга живут люди в одной стране и даже одном районе, впечатляет сильно.

14 сентября 2013 г.

Дом-2

Свершилось, мы переехали. Не то чтобы менять дома с периодичностью раз в месяц доставляло нам особенное удовольствие, но так уж вышло. При всей своей замечательности расхваленный мною дом-1 оказался с недостатком, да таким, что при зрелом размышлении и с учётом всех связанных с переездом неудобств и растрат мы всё-таки решили переезжать. Недостаток очевидный, и я до сих пор не могу понять, как это мы не придали ему совершенно никакого значения в самом начале, наоборот, радовались, насколько близко автобусная остановка - вышел и поехал. В общем-то так мы этот дом и прозвали – автобусная остановка. Гул машин, автобусов, мотоциклов, грузовиков (быстро научились различать их все на слух) не смолкал ни днём, ни ночью, одинарное стекло и тонкие стены (в Окленде практически все дома такие, в духе наших летних дач) не защищали ни от шума, ни от холода. И если с холодом мы ещё готовы были мириться – не лютые морозы в конце концов, то как мириться с шумом?
Решили не мириться, решили переезжать, что на деле оказалось не так-то просто, отняло месяц времени, тонны сил и нервов, и это при том, что поиск нового дома и сам факт переезда не составили вообще никакого труда – с домом-2 определились в тот же день, переезжать было даже весело, ведь нам помогали Олга с Аней (и два нанятых грузчика).
Главная же проблема состояла в другом: так мы полюбились нашей хозяйке, что ни в какую она нас из своего дома отпускать не хотела, будете, говорит, год жить, и пальцем в контракт тычет. С этим же контрактом отправились к местному юристу, кто, обнаружив в нём некоторые неточности, предложил обратиться в суд, что мы в общем-то почти уже собрались делать, если бы не хозяйка, вдруг сменившая тактику поведения, нашедшая за считанные дни новых жильцов и отпустившая нас с богом из своего дома на все четыре стороны.
Дом-2
Дом-2 находится на тихой литературной улочке (в честь английского поэта Теннисона) и приличном расстоянии от каких бы то ни было дорог, так что просыпаемся под пение птиц и мяуканье соседских кошек. 
Дом-2 в 30-ти минутах пешей прогулки от нашей работы и двух минутах от старого кинотеатра. В доме-2 есть электрический камин, ванная вместо порядком уже поднадоевшей душевой кабинки и мой личный кабинет. 
Отвоевала его себе, потому как самая умная настырная
Диме достался коврик у камина
... и работа по дому тоже :)
Хозяин дома, пожилой киви, настолько добр и мил, что разрешил завести котёнка (вот думаем), а сегодня принёс инструменты для сада - вдруг нам чего посадить захочется. Может и захочется - пустить корни не только в переносном, но и прямом смысле. И чтобы никакого дома-3 в нашем ближайшем будущем.

5 сентября 2013 г.

Выборы, выборы

Москва готовится выбирать мэра, и Окленд тоже готовится. Были вчера на дебатах. Первый наш такого рода опыт здесь, и вообще тоже первый. Думала, посидим, послушаем для разнообразия. Проводят в универе, вход свободный, почему бы и нет. Здесь в универе вообще кучу всего интересного проводят – ходи не хочу. Были недавно на лекции бывшей премьер-министра – классная тётка. Так почему бы и на мэра тоже не посмотреть.
Helen Clark, премьер-министр НЗ 1999-2008 гг, согласно Forbs, 34ая в списке самых влиятельных женщин мира за 2012 г. фото dannews.co.nz
Пришли специально пораньше занять вип-места. В итоге стали свидетелями преинтересного инцидента. Остальных зрителей в зал не пускали, а мы уже внутри, нас не выгонишь. Пенни Брайт, кандидата в мэры, которую НЕ пригласили, тоже было не выгнать. Дело в том, что изначально дебаты задумывались между основными четырьмя из семнадцати кандидатов. Пенни это не понравилось, и она просто пришла пораньше и просто села за стол, попробуй объясни, что её не ждали. Права Пенни отстаивала её пресс-секретарь, женщина-ковбой, что активно раздавала листовки, напоминала всем, что мы живём в демократическом обществе, что это сексизм (четыре основных кандидата были мужчины) и попробуйте только Пенни пальцем тронуть. Пенни не трогали, но все кому не лень пытались словесно вразумить: охранники, организаторы, ведущий, зрители, грозились даже полицию вызвать. Начало задержали на пять, потом и все десять минут, страсти накалялись, публика за закрытыми дверьми волновалась, папарацци делали своё дело. И всё это время обе женщины-бунтарки, отдать им должное, держались молодцом, в глазах Пенни сквозило явное безумие, а я всё переживала, ну неужели выгонят, неужели??
Penny Bright со своим пресс-секретарём и ведущий Rod Oram, фото newstalkzb.co.nz 
Не выгнали, оставили сидеть, где сидела, представили и дали слово наравне со всеми. Выступала Пенни против коррупции и в целом неплохо говорила, хоть и не была, в отличие от остальных четырёх специально подготовленной.
Об остальных четырёх. Первый родом с острова Самоа, рассуждал про многонациональность и прилив иностранного капитала. Второй - шоумен-бизнесмен-американец, непонятно, как вообще его сюда занесло. Когда в очередной раз что-то красиво обещал, из зала крикнули "rubbish", шоумен не расслышал и вежливо попросил повторить, на что ещё раз получил "rubbish", забавно вышло. 
Зато мне понравился третий – Джон Минто, социалист и активист, при этом единственный из всей компании интеллигентного вида кандидат, а не холёный лощёный бизнесмен, единственный, кто говорил о проблемах и человеке, а не заговаривал зубы перспективами и грандиозными планами на грандиозное будущее. Так что к концу дебатов я совершенно точно знала, за кого отдам свой голос, и когда ведущий попросил предварительно проголосовать поднятием руки, подняла не задумываясь и как же удивилась, обнаружив себя в меньшинстве.
John Minto, фото scoop.co.nz
А тем временем большинство проголосовало за нынешнего мэра Лена Брауна. Холёного, лощёного, кто говорил много, громко и патетично (даже в любви народу признался, и как это не рассмеялся никто), перебивал остальных, сладко рассуждал о перспективах и грандиозных планах на грандиозное будущее. А когда описывал Окленд через двадцать лет, ушам не могла поверить, насколько идеально его описание ответило всем требованиям известного литературного жанра утопии, о чём как раз сейчас по учёбе читаю – стеклянные дворцы, воздушные трамваи, новые технологии, и ни слова о людях, ни слова! Mне самой в таком Окленде как-то не особенно захотелось жить, но большинству, видимо, нормально.
Len Brown, фото stuff.co.nz


P. S.  Написала сегодня Пэт, спросила, что она думает про Джона Минто. Пэт ответила коротко, что голосует за него. А когда я ей рассказала про ситуацию с голосованием на дебатах, объяснила, что Минто личность хорошо известная своим протестами и радикальными взглядами, и большинству это, как водится, не по духу. Вот как, значит. Большинство везде большинство.  
Молодой John Minto во время выступлений против расизма в Окленде, 80е. Мой кандидат! Фото rdln.wordpress.com