31 марта 2013 г.

Откуда есть пошла земля новозеландская


Если ехать за новозеландской историей, то ехать в регион Bay of Islands, куда 700 лет назад приплыли племена первых маори и где в начале 19-го века селились первые британские миссионеры. Именно там первая неофициальная столица страны Корорарека (ныне Рассел), что через пять лет после подписания знаменитого договора между англичанами и маори была разграблена и сожжена восставшими против британской короны племенами. Так началась новозеландская гражданская война, растянувшаяся на без малого тридцать лет.   

Вот туда-то мы и отправились на пасхальные праздники. Привести себя в норму после безумной рабочей недели, побаловать глаз новозеландскими ландшафтами, ну и напитаться историей, разумеется.



На этот раз ехали на машине, а значит останавливались где душа прикажет - по долинам и по взгорьям побродить, в галерее отобедать, у водопада сфотографироваться, перевести дух от серпантина, а однажды даже на лам наткнулись случайно.

Красавицы-ламы, иммигрантки из Южной Америки




Помимо мелких внеплановых мероприятий была у нас и обязательная программа. Почти половину второго из двух дней провели в именитом местечке Вайтанги, где был подписан и в честь которого назван тот самый договор (the Treaty of Waitangi, 1840), с которого обычно ведут отсчёт новозеландской истории.
На сегодняшний день Вайтанги представляет собой большой музейный комплекс, где в сопровождении ну очень колоритного гида можно поглазеть на гигантское каноэ, побродить по маорийской мини-деревушке, потрогать, пощупать и поспрашивать.
Наш гид

Самодельное каноэ на 130 человек

Спальня

Кухня

Вид из "окна"
Ну и ясное дело никуда без маорийского перформанса. Покажите мне туриста, не видевшего знаменитую хаку в исполнении полуобнаженных громкоголосых мужчин. Но мы-то не туристы, а следовательно видели впервые и впечатлились очень. Представление длилось около часа и началось не с самой дружелюбной встречи у подножия Марае криками и дикими плясками. Было не то, чтобы страшно, но страшно необычно. Настолько необычно, что дыхание замирает и сердце ускоряет ход. Вот только представьте, трое крупных голых мужчин прыгают вокруг тебя размахивая палкой, с выпученными глазами и высунутыми языками. Очень близко, очень угрожающе и очень правдоподобно. Оказалось, это такой традиционный стиль приветствия-испытания с целью распознать, друг ты или враг. Со слов гида, когда Абел Тасман подплыл к новозеландским землям, племя выбежало на берег всего лишь “поприветствовать” иноземцев, после чего корабль развернулся и отплыл на приличное расстояние. Вот что значит межкультурное недопонимание.


 Но мы-то посмелее Тасмана, выстояли до конца, после чего, распознав наши добрые намерения, хозяева впустили внутрь, где уже в более уютной обстановке пели и плясали для нас, в том числе пронзительно лиричные песни, от которых ком в горле.

А тем временем в двух шагах от Марае дом дипломата Джеймса Басби, где в начале девятнадцатого века он жил с семьей и во дворе которого был подписан уже не раз упомянутый договор в знак мира и дружбы двух культур. В доме пианино, цветы, вазы, книги, картины. Обычный в общем-то дом британского аристократа того времени. Но не передать словами, как по-иному это обычное воспринимаешь после часа в Марае с “дикарями”.




Оценочные суждения в духе хуже-лучше совершенно точно здесь не срабатывают. За дикими плясками скрытые смыслы, чужая, но очевидная духовность, вековые традиции. В обстановке дома близкие и узнаваемые ценности, культура в привычном европейском её понимании. И всё это в двух шагах друг от друга, на одной земле, в одной стране через непонимание, неприязнь и недоверие с переменным успехом пытается ужиться друг с другом. 



18 марта 2013 г.

Русский в массы


Вероятно на новогодние праздники я слишком сильно пожелала себе работы, так что с некоторых пор (ну кто бы мог подумать!) не я её ищу, а она меня. Начать хотя бы с того, что меня не отпустили из музея, умолив остаться ещё на месяц. На работе каждый день поджидает не уменьшающаяся, сколько ни разгребай, гора испанских словарей, учебников и книг (ещё чуть-чуть и заговорю), что нужно сорганизовать в приличную библиотеку и совсем уже скоро презентовать местным учителям испанского. Молчу про тексты, тексты и неумолимо приближающиеся зачеты, а уж про работу по дому и думать забудь (а муж на что?)
Так вот вдобавок ко всему перечисленному у меня ещё одна новая работа. Теперь я преподаватель русского языка на вечерних курсах при университете. Ну как тут откажешься? Вот и я не осмелилась. А когда озвучили зарплату в час, так и вовсе дар речи потеряла - что же такого они хотят от меня слышать и видеть за подобные деньги?
В моей группе шесть человек, пять новозеландцев и американка, трое мужчин и три женщины, из которых половина плюс-минус ровесники моей бабушки, двое годятся в родители и одна молоденькая студентка с музыкального факультета. Начинают с нуля, причины у всех разные, но без вопросов достойные. Кто-то полиглот и учит уже третий по счёту язык. Кто-то был проездом и собирается ещё в Россию. Американка начинала учить русский лет пятнадцать назад и теперь хочет освежить память, студентка любит Стравинского, а водитель автобуса фанатеет от русских народных песен.
Сказать, что я боялась, ничего не сказать. Опыта работы учителем или хотя бы репетитором у меня нет вообще, даже в университете как могла отлынивала от месячной практики в школе - готовилась к свадьбе и переезду, не до преподавания было. А тут сразу и на английском! Так что моим единственным козырем впервые за два с половиной года жизни в Новой Зеландии оказался родной русский, за который, как пообещала научная руководительница, всё простят.
И действительно простили. Стойко выдержали моё двухчасовое балабольство на ломаном английском. Но слышали ли бы вы, как мы читали хором алфавит, как они заглядывали мне в рот и млели, когда снова и снова повторяла трудное слово. А знали бы вы, как красиво, оказывается, звучат названия наших месяцев, если произносить их медленно и по порядку. Вот честное слово, никогда в жизни русский язык не казался мне таким великим, могучим и прекрасным, как на нашем сегодняшнем первом из шести (ах, какая жалость, что только шести) занятии.    

5 марта 2013 г.

То одно, то другое


То третье, а тут ещё что-нибудь, как сказал один поэт. А бывает, что ни того, ни другого, как вдруг навалится всё и сразу. Так у меня и вышло. Лежала себе на пляже, книжечки почитывала, бед не знала. Но пришла осень, и часы как-то особенно резко прибавили ходу, и завертелась-закрутилась моя доселе беспечная, лишь слегка разбавленная музейными событиями, жизнь.
А дело в том, что с осенью пришел новый семестр, а значит тексты, тексты и горы писанины.  Вернулась сегодня с первой лекции, сижу и не знаю радоваться или начинать заранее волноваться. Объём курса предполагает двадцать часов в неделю самостоятельной домашней работы. Прекрасно, плюс двадцать на диссертацию, по которой отчитываться каждый четверг. Плюс пять на музей, что для души. С учётом отсутствия необходимости тратить время на транспорт, ибо всё близко, получается нормальная рабочая неделя, как планировала. А зря. Зря планировала. Нежданно-негаданно на меня свалилась работа, которую так хотелось на время каникул, но которой непременно было нужно дождаться начала семестра и именно тогда на меня свалиться.   
А свалилась она оттуда же. Мужу предложили новую должность в университете (координатор международных проектов, если кому интересно). Тот же департамент и коллектив - новые обязанности и название. Тем временем его старая административная позиция осталась не при делах. Ну а так как я успела уже в качестве помощника по вызову в офисе примелькаться, то мне её и предложили. Ура! Соцпакет, приличная зарплата и все дела, не говоря о строчке в резюме – первый в стране университет! И это взамен на всего-то двадцать часов в неделю неизвестно откуда и какими путями добытого времени.
Всё, обещаю больше не ныть. Это уже просто некрасиво. Такие возможности на дороге не валяются, чтобы не то что отказываться, но хотя бы сомневаться. Я рада, очень рада. Теперь у меня не будет свободного времени вообще. И это прекрасно. Хорошо хоть есть возможность с мужем видеться. Кстати про мужа. Он снова мой первый и основной начальник, и сидим мы на этот раз в одном кабинете. Он и я и никого больше. Перед тем как принять окончательное решение (на этот раз меня берут не временно, как раньше, но с контрактом и всеми вытекающими из него последствиями) начальница попросила Диму подумать как следует, сработаемся ли мы. Я слышала, в некоторых компаниях на официальном уровне не разрешается трудоустраивать супругов, здесь такого закона нет, тем не менее семейные распри на работе никому не нужны. Дима не растерялся, ответил, что муж и жена мы дома, на работе коллеги. Вот и прекрасно, осталось соответствовать.