30 января 2013 г.

Как устроиться на работу в музей Окленда

Этим вопросом я задалась в очередной раз после того как вновь побывала в музее с родителями. Гигантское помещение, современное оснащение, очень крутые и постоянно обновляющиеся экспозиции, что ни день - новое мероприятие и, что самое интересное, толпы работающей молодёжи.
Со дня приезда в Новую Зеландию резюме в местные музеи, галереи и библиотеки рассылала пачками. Просилась на самые простые стартовые позиции, но хоть бы раз кто меня на интервью пригласил. Интересовалась насчет работы у девушек на ресепшене, те вежливо посылали на вебсайт, откуда автоматическая рассылка: “К сожалению...” Замок Кафки просто. Вот и на этот раз походила-пооблизывалась, да не про мою честь, думаю. А муж тем временем в обеденный перерыв полазил по их вебсайту и кинул мне ссылку на волонтёрские вакансии. Откликнулась на автомате, во-первых, не верила, что позвонят; во-вторых, не верила, что волонтёрство может быть интересным и полезным. Мой предыдущий опыт бесплатного труда в детском кардиологическом центре закончился тем, что меня усадили за нескончаемую базу данный (копируешь-вставляешь-проверяешь). Сбежала через три месяца, так её и не закончив. Снова ввязаться в нечто подобное никак не хотелось, будь это хоть музей, хоть белый дом.   
А тем временем рано утром во вторник мне позвонили из музея.
- Мария, хотелось бы в вами встретиться. Но прямо сегодня вы наверное не можете...
- Могу!!!
- Хорошо. Но через час наверное слишком рано...
- Не рано!!!
В музее на десятиминутном интервью рассказала про свою научную работу и зиму в России. Меня взяли с комплиментами и словами:
- Первый тренинг начнётся уже через час. Вам наверное неудобно...
- Удобно!!!
Подробности узнала позже на тренинге от коллег-волонтёров. Оказывается, отбор в несколько этапов с групповыми заданиями и интервью проходил ещё в декабре. Тогда из 60 (!!!) претендентов отобрали 16. И только сегодня выяснилось, что одна из шестнадцати не сможет участвовать, а значит, требовалось как можно скорее найти замену.
Теперь по сути. Как мне объяснили, в музее Окленда работает больше 220 (!!!) волонтёров, которые занимают самые разные позиции, начиная от убрать-протереть, заканчивая турами по музею. Позиция, на которую взяли меня и ещё 15 таких как я, называется помощник администратора и предполагает общение с посетителями лично, по телефону и электронной почте, иными словами, работу на ресепшене. Звучит скромно, а знать придётся много, начиная от “где здесь туалет”, заканчивая историей Окленда. Уже выдали по толстой папке с информацией, что необходимо изучить, и тестовыми заданиями, что следует сделать. Впереди ещё три тренинга, за время которых обещали провести по всем музейным закромам и рассказать про каждую из экспозиций. Работать будем в паре, 1 или 2 дня в неделю. Среди бонусов и привилегий свободный вход на любую из выставок, а также лекции и выступления профессоров и прочих умных людей, доступ к музейной библиотеке и 20-процентная скидка в  примузейных магазинах и кафе. Ах, если бы ещё и зарплату платили, но наверное я слишком скоро и много прошу. Для начала и на том спасибо, да и справиться бы.   

29 января 2013 г.

Кто в Таранаки?

Новый Плимут - столица региона Таранаки, что на западном побережье северного острова Новой Зеландии, где дремлющий вулкан, пляжи из черного песка, добывают нефть, золото и проживает всего-то шестьдесят с хвостиком тысяч человек.


Новый Плимут похож на все остальные маленькие (а в Зеландии они все маленькие) города маленькой страны. Романтичная набережная, где скамеек больше, чем местных жителей, музей и пара галерей в центре, пять-шесть красивых зданий на главной улице, много зелени, безупречная велосипедная дорожка, ряд кафе, ресторанов, магазинов, ни один из которых не работает после пяти вечера в будни и весь день в выходные. Странновато с непривычки - ещё и не думало темнеть, а на улице уже ни души, но, должно быть, в этом и есть очарование маленького провинциального города: тишина, спокойствие, размеренность, предсказуемость. 




В Новый Плимут мы приехали на выходные. На этот раз остановились в приличной гостинице – последний, слишком яркий, чтобы им пренебречь, опыт с хостелом в Нейпире вылился в бессонную ночь под крики пьяной молодежи, решили больше так не экономить. В результате сэкономили на велосипедах, что входили в стоимость за номер, так же как бассейн, джакузи, тренажерный зал и даже быстрый интернет (даже, потому как в Новой Зеландии интернет ощутимо дорогой, и в гостиницах обычно предлагается за дополнительную плату). В итоге с велосипедов не слезали весь день (ещё бы, на халяву-то), а значит много что удалось посмотреть.


Центр города - яркий и современный, с разрисованными зданиями, зелёными газонами, деревянными и прочими скульптурами. Его визитная карточка - Wind Wand, жестяная трость в 45 метров, что колышется на ветру, символизируя силу и гибкость города.




Стоит свернуть чуть в сторону от центра, и ты уже в сельской местности, где девственные травы, коровки, овечки и по-деревенски пахнет сами понимаете чем. И лишь идеально гладкие дороги по-прежнему напоминают о цивилизации.  

На спящий, но живой вулкан любовались издали. 55 километров в одну сторону на велосипеде показались слишком, а машину мы по-прежнему не водим - стыд и позор! Зато есть повод вернуться. На верхушке вулкана настоящий снег и ходят на лыжах.

Регион Таранаки активно пропагандируют в местных журналах – приезжайте, открывайте бизнес, работайте. В сравнении с Оклендом жильё там в разы дешевле, а уровень безработицы самый низкий по стране. Есть ресурсы, есть амбиции, не хватает населения. Заманчиво, романтично, но уж слишком тихо и провинциально, да и с нашими профессиями лучше держаться поближе к людям. Но если кто вдруг желает, знайте, есть в Новой Зеландии такой райский уголок с очень английским названием и, если верить журналистам, ого-го каким потенциалом.
     

21 января 2013 г.

Are you a boy or a girl?


От безделья ли, от скуки, но я опять влюбилась. Слушаю его песни, пою их про себя его голосом. Смотрю выступления и интервью. Мелодии не выходят из головы. Думаю о нём и, кажется, чувствую как он.
А началось всё с мёртвого мальчика. I fell in love with a dead boy. В какого-какого? И потом вдруг: Are you a boy or a girl? Думала, ослышалась. Ерунда какая-то. Поставила ещё раз и ещё. Нашла слова, видео. Показала мужу. “Что ты об этом думаешь? Давай поговорим, давай обсудим. Прямо сейчас! Ну пожааалуйста!” “Ничего не думаю, красивый голос, остальное без комментариев, не приставай.” 
Я же слушала снова и снова, пока мелодия, такая красивая, такая особенная, не стала моей собственной мелодией, пока не показалось, что я знаю, понимаю и чувствую, как это, влюбиться в мёртвого мальчика, который и не мальчик, и не девочка.
Потом были другие песни, не менее красивые, не менее печальные и особенные. Cut me in quadrants. Leave me in the corner. Мурашки по коже от одной фразы, боль и наслаждение так близко, и хочется танцевать, как в последний раз. Now its passing, now Im dancing.
Были песни про смерть, настолько пронзительные, что кажется, это я умираю, лишь бы только рядом был кто-то, кто обо мне позаботится.
И наконец самая красивая. Открытие сегодняшнего дня. Тоже про смерть, но не только неё. Про невоплотившиеся мечты, тоску по новому лучшему миру и одновременно любовь к этому, тому прекрасному, что в нём есть.

Слёзы наворачиваются

I'm gonna miss the sea
I'm gonna miss the snow
I'm gonna miss the bees
I miss the things that grow
I'm gonna miss the trees
I'm gonna miss the sun
I miss the animals
I'm gonna miss you all

16 января 2013 г.

Адьёс, или постпраздничный синдром


Сколько раз родители провожали нас. В первый раз мы проводили родителей. Месяц пролетел так быстро, закончился так внезапно, а казался таким длинным, иногда излишне длинным. Я даже всплакнула – вот уж не ожидала от себя. Когда теперь приедут. И приедет ли к нам хоть кто-нибудь ещё из родных и друзей. Родителям было жалко уезжать - им понравился Окленд. Нам должно быть радостно оставаться, ведь мы так этого хотели, исполнили свою мечту, живём в таком красивом волшебном месте. Но за всё приходится платить. В нашем случае платим одиночеством.  
А муж тем временем вышел на работу. Мои же каникулы продолжаются – занятия в университете начнутся аж в марте. Никакой подработки в нашем славном городе для меня по-прежнему нет. Разве что вернуться в отель – гоню от себя эти мысли, точка значит точка. К тому же мне есть чем себя занять. Столько непрочитанных книг и так мало времени. В этом семестре меня ожидает всего один лекционный курс, зато под конец года нужно будет сдать диссертацию в 30 тысяч слов (150 страниц, OMG!) Так что отойди от плиты, женщина, твоё место в библиотеке (люблю эту шутку). Такие вот настроения.  

12 января 2013 г.

Чем Окленд особенный

  • Город на море это не только капризная погода, на которую я сто и один раз уже пожаловалась, но целая куча создающих атмосферу мелочей, как например морской запах, шум прибоя, крик чайки, прощальные гудки лайнера, наконец, яхты, которых в Окленде на душу населения больше, чем в любом другом городе мира.




  • Когда путешествующие новозеландцы говорят, что дома трава зеленее - верьте! Окленд очень зелёный город, а летом ещё и цветочный. Пахнет невозможно вкусно даже в центре, где машины, бизнес офисы, кафе и рестораны. Аромат цветов всё перебивает.





Стандартный выходной в Окленде. Все на пикник

  • В Окленде самые красивые облака. И кстати, маорийское название Новой Зеландии - Аотеароа, что значит страна длинного белого облака.




  • Даже живя на седьмом этаже в центре города, где шумно и людно день и ночь напролёт, мы всё равно просыпаемся под пение птиц. Что уж говорить о загородных домах, где обитает подавляющее большинство новозеландцев. Птицы – визитная карточка страны. Самые редкие, сладкоголосые и даже бескрылые киви – все здесь.
Сфотографировать маленькую певчую птичку не так просто, зато есть в архивах вот какие птицы

И такие тоже

  • Окленд и в особенности его центр очень крут с точки зрения современного искусства. За два года у нас на глазах отстроили новую набережную, превратив серую урбанистическую площадку с подъёмными кранами и строительными вышками в нечто яркое, модное, нестандартное и неожиданное. Всякий раз гуляя не перестаю дивиться человеческой изобретательности, находчивости, вкусу, а, главное, желанию жить по-человечески.
Такой вот гребешок в парке. Обожаю подобные штуковины

А ещё такие 
Почему бы не использовать оберточную бумагу

Пара ярких кресел, полосатый асфальт, ну разве не здорово!


Наше знаменитое пианино с видом на море
А теперь ещё раз и под музыку. Очень популярный этим летом рекламный ролик Окленда








8 января 2013 г.

Его величество муж

Из всех ролей моего талантливого мужа лучше всего выходит царская. Должно быть, сказываются природная склонность, особенности воспитания и ежедневная практика. Сценарий прост и каждый раз узнаваем. Все вокруг должны подчиняться. Ходить на цыпочках, пока его величество спит. Быть рядом, когда проснётся. Отвечать, когда спрашивает, не спрашивать, когда молчит. Знать вкусы, предугадывать желания, не злить, ни в коем случае не перечить. Хвалить непрерывно. Обдувать, когда жарко, согревать, если холодно, гладить, чтобы успокоился. Вкусно готовить. Хорошо выглядеть. Держаться на расстоянии, но в зоне видимости. Быть умной, начитанной, интересной, чтобы не как у всех. Но только не умнее него, это закон. В гневе его величество страшен, вспыльчив, язвителен, беспощаден. Если король в печали, горе королевству. Если в болезни, нет его беспомощнее и несчастнее.
Тем не менее случается, что его величество встал с той ноги и с утра в хорошем настроении. Он милостив и охотно отпускает чужие грехи. Он общителен, остроумен и ловок на язык, так что заслушаешься. Он щедр и не скупится на комплименты и цветы. У него самые оригинальные и неожиданные подарки и предложения, куда пойти. На него можно рассчитывать. Он даже помогает готовить и убираться по дому! Выслушивает и советует. Жалеет и понимает. Никому не даст в обиду и сам не обидит. Он рассудителен и серьёзен. Одновременно сентиментален и романтичен. С ним можно весь вечер просидеть в библиотеке, чтобы потом полночи обсуждать прочитанное. Гулять по ночному городу и строить грандиозные планы на будущее. На какой-то момент можно даже почувствовать себя царицей, музой, центром его вселенной. До тех пор, пока дурной царский нрав снова не даст о себе знать. И пошло-поехало с самого начала.
А как вы уживаетесь со своим его величеством?   

6 января 2013 г.

День рождения на необитаемом острове


День рождения – грустный праздник, чтобы сделать его чуточку веселее мне подарили необитаемый остров. Звучит эффектно, экзотично и дорого. Но не стоит забывать, что экзотика для одних, будни для новозеландцев. Тридцать минут на пароме и мы на необитаемом острове Мотуихе, где райские птицы, редкие растения, диковинные камни, ни одного жилого здания или магазина, океан и белый песок. 
У острова Мотуихе есть история. В начале двадцатого века жители Окленда  использовали его в качестве места для карантина, где временно держали иностранных гостей, кому на пути к зеландским берегам не посчастливилось подхватить какую-нибудь инфекцию, например грипп. Медицина на тот момент была слабая, местные  боялись эпидемий из-за границы. В теории звучит здраво и разумно, на деле грустнее некуда. Проведя по шесть месяцев в море и вот уже почти добравшись до места назначения, путешественники оказывались в заключении на неопределенный срок, могли лишь издали наблюдать огоньки заветного города (с острова открывается потрясающий вид на Окленд). Те, кто не шёл на поправку, умирали так и не побывав в заветной стране, другие жили на острове по несколько лет прежде чем получить разрешение ступить  на зеландские земли.
История про карантин – единственная добытая информация о Мотуихе (случайно заглянули на маленькое местное кладбище и прочитали). К своему стыду за весь день мы не удосужились хотя бы попытаться остров обойти. Не увидели ни птиц, ни растений, ни камней, отказались от экскурсии, так что и рассказывать особенно нечего. А виной всему океан и белый песок, и прекрасная погода, что подарил мне на двадцатишестилетие любимый город (не знаю, как и благодарить, обещаю весь год быть прилежной и послушной!) 
Вообще-то моё обычное место на пляже – в теньке с книжкой. Но на этот раз, честное слово, было не до книг. За шесть часов искупались раз двадцать, ныряли и выныривали (в том числе и в песок), визжали, кричали и скакали по пляжу аки кони. Это удивительно, на какое поведение и поступки сподвигает взрослого цивилизованного человека пустынный пляж и дикая природа. Подозреваю, что чайки и яхтсмены пребывали в шоке, нам же было круто и очень весело. Наконец, в какой-то момент даже подумалось, что не такими уж были вредными и негостеприимными новозеландцы начала двадцатого века, "запирая" приезжих в столь чудесном месте.  

4 января 2013 г.

Иллюзии и реальность глазами русских родителей


Иллюзии:
  • Новая Зеландия – райское место с идеальным климатом;
  • В Новой Зеландии люди исключительно порядочные, образованные, красивые;
  • В Новой Зеландии социальная справедливость, нет бездомных и нищих;
  • В Новой Зеландии высокие зарплаты и низкие цены;
  • Жить с семьёй здорово, дети - цветы жизни и тп;
  • Выучить английский легко, главное попасть в среду;
  • В Новой Зеландии лучше, чем в России.

Реальность:
  • Не скажу за всю страну, но в Окленде климат капризный. День на пляже, два из дома нос не кажешь, и это в разгар лета. Прогноз погоды каждый день новый, так что планировать не в характере новозеландцев.
  • Как и везде, люди здесь разные. Родителям особенно бросилось в глаза, что на улице или в транспорте народ неприлично громко разговаривает. Невзирая на все наши рассуждения про растяжимое и индивидуальное понятие красоты, папа продолжает упрямо твердить, что русских женщин краше нет.
  • В центре Окленда очень колоритные попрошайки встречаются.
  • Смотря с какой стороны считать, что-то дешевле, что-то дороже. В целом, жизнь в Окленде, как и в любом крупном городе, недешевая. Многие новозеландцы за заработками отправляются в соседнюю Австралию, где лучше экономика.
  • Вдвоём тяжело, а вчетвером вдвойне тяжелее. И как люди живут большими семьями? Муж не перестаёт повторять, что одной меня ему уже слишком много. И это при том, что его родители далеко не самый тяжелый случай родителей – думаю, с моими было бы ещё сложнее. Либо всё это ерунда, и кто-то просто не в меру своенравный и избалованный.
  • Среда не учит, но мотивирует. В один прекрасный день надоедает быть глухонемым и садишься за учебник. По-другому никак. Проснулся и заговорил – бабушкины небылицы.
  • Дома и стены помогают, каким бы дом ни был. А это значит, как ни ругай Путина, сколько ни рассуждай про российский беспредел и беспросветное будущее, видно, что скучают. Иммиграция – дело молодых всё-таки.