30 декабря 2012 г.

Главное достижение 2012 года

Странное дело, но когда думаю о достижениях уходящего года, а последние дни декабря подобные мысли не могут не провоцировать, все важные события и деяния, что так радовали и вдохновляли, теряют вдруг свою важность. Ушла с одной работы, не определилась с другой; начала учиться, смутно представляю, куда в конечном итоге моя учёба меня приведёт. Родные далеко, друзья потерялись, личная финансовая неустойчивость по-прежнему беспокоит. Но не буду наговаривать, год 2012 был бесспорно хорошим, просто нужно расставить правильные акценты, сделать справедливые выводы. Много начатого, много недоделанного, старые сомнения и страхи одновременно с юношеской уверенностью, что впереди много-много времени и всё ещё будет. Вместе с тем есть один пунктик, не бывший до сих пор замеченным и по заслугам отмеченным. Как-то выпал он из виду, затерялся и только вчера вечером за очередной начатой книгой осенил меня и обрадовал. Я ЧИТАЮ.

В пять лет я научился читать. Ничего более важного в моей жизни так и не произошло.
Марио Варгас Льоса, писатель, нобелевский лауреат

Что осилила в уходящем году. English only
В свои двадцать пять я научилась читать по-английски, есть ли что-то важнее, когда живёшь и планируешь свою жизнь в англоговорящей стране? Когда я говорю читать по-английски, то не имею в виду тексты из учебника, адаптированные рассказы, детские сказки, журнальные статьи, маленькие повести. Всё это я читала и раньше со словарём и ощущением себя немножко инвалидом. Как будто сидишь на диете и вместо мяса и овощей ешь одну овсяную кашу. Или торопишься на ходулях, не в состоянии откинуть их куда подальше, чтобы добежать босиком. И только в уходящем 2012 я перешла наконец на художественную литературу серьёзнее, стала реже пользоваться словарём, выбирать книжки побольше и посложнее, забываться зачитываясь, когда язык на котором читаешь, перестаёт иметь решающее значение, и спустя некоторое время требуется усилие, чтобы сходу сообразить, читал ли ты этот текст на английском или русском. Ощущения чудесные, как будто приоткрыл и заглянул в настоящий, а не переведенный или пересказанный кем-то англоговорящий мир, расчистил дорогу, по которой легче и быстрее теперь шагать. Вероятно, в конечном итоге это и есть самое главное моё достижение уходящего года. Всех с наступающим, серьёзных и важных достижений в 2013! 

28 декабря 2012 г.

А как разговариваете вы?


Я люблю поговорить. Обожаю кухонные разговоры за чаем или вином в кругу друзей, семинары на интересные темы, вечерние беседы с мужем, болтовню с Пэт в кафе и даже посплетничать с бабушкой по скайпу. Если собеседник проявляет интерес, могу часами рассказывать про недавно прочитанные книги и увиденные фильмы. К тому же меня проще простого вывести на откровенный разговор. Обсуждать заковыристые темы, раздавая советы налево и направо – моя давняя слабость, а к интересному рассказчику всегда найдётся тысяча и один вопрос.  
При этом я совершенно не умею разговаривать. Если сильно увлекаюсь (а происходит это постоянно), начинаю жестикулировать, говорить быстрее и громче. Если не разделяю точку зрения собеседника, часто инициирую спор, что не всегда к месту и времени. Из моих тысяча и одного вопроса как минимум с десяток при последующем анализе оказываются не совсем корректными и лишними. Мне нередко бывает стыдно за свои пространные разговоры о высоком не перед теми людьми. Подозреваю, что некоторые знакомые, зная эту мою особенность, избегают лишний раз со мной дискутировать, а иногда и вовсе общаться.  

24 декабря 2012 г.

На два дома


Жить с родителями хорошо, а по-отдельности ещё лучше. И дело не столько даже в том, что Дима “ушёл” из дома в пятнадцать, а я в семнадцать и люди мы безнадежно самостоятельные, сколько в элементарной неприспособленности нашего нынешнего жилища для большой семьи. На первые десять дней удобной, жаль не дешевой альтернативой стала гостиница, пока вдруг совершенно случайно не подвернулся идеальный для нашего случая вариант.
Новогодние каникулы в Новой Зеландии лучшее время для путешествий. Официальные две недели выходных (а ещё говорят, русские любят праздники) совпадают с разгаром лета, так что народ дружно валит кто куда. Улицы вымирают, дома пустеют. А тем временем в домах остаются любимые кошки и привередливые растения, за кем глаз да глаз нужен. Четыре зорких глаза наших мамы и папы как раз подошли на эту роль.
В гостях у мамы:)
Даяна и Борис (с ударением на о) – молодая французская семья иммигрантов с трёхлетним стажем жизни в Новой Зеландии и красивым восьмимесячным ребёнком. У них маленький дом неподалёку от центра города с интересными картинами, поделками, книгами на французском, кошкой Луной, грядками редиски и петрушки под окном. О том, что пара ищет кого-то присмотреть за домом в их отсутствие, узнали случайно через знакомого знакомой, так что впервые встретились друг с другом за день до их отъезда. Уж и не знаю, то ли вид у нас четверых такой безобидный, то ли французы люди доверчивые, но на следующее утро хозяева отчалили на целых десять дней, оставив ключи под ковриком, еду в холодильнике, пожелав отлично провести рождественские и новогодние праздники в их доме.
Кстати, про ключи. С недавних пор мы ими не пользуемся. Дело в том, что в квартире, что снимаем, сломался дверной замок. Написали хозяину, получив в ответ:  “Всё нормально, ребята, не переживайте, я сейчас в отпуске, приеду на следующей неделе и починю, с наступающим рождеством вас!” Теперь вы понимаете, что значит расслабленные новозеландцы? С наступающим всех, и заглядывайте в гости, если что, наши двери в прямом смысле открыты теперь всем!          

17 декабря 2012 г.

А у нас гости


С момента переезда в Новую Зеландию редко (сами понимаете, путь не близкий) но всё же доводилось встречать здесь старых (добрых?) знакомых, как правило, бывших коллег с корабля, что гарцует вокруг нашей новой страны с завидной периодичностью. Не так давно залетала Димина однокурсница, что работает стюардессой и с кем так приятно распить вина на ночь глядя. Встретились и продолжаем видеться с бывшей коллегой из Москвы, кто вместе с мужем эмигрировали вслед за нами (период НЗ лихорадки в маленькой московской компании). Так что весточку из прежней жизни нет-нет, а получим. Но на этот раз всё по-другому, ответственнее, роднее, дольше (месяц, шутка ли?) На этот раз встречали в аэропорту самых настоящих помятых и усталых (24 часа в воздухе!), но живых и счастливых родителей, Диминых маму и папу.
И вот жизнь закрутилась-завертелась в тихом летнем Окленде. Ходим, показываем, позируем-фотографируем, спрашиваем-рассказываем, учим английские слова, охаем-ахаем, не верим своим глазам и даже немножко друг с другом ругаемся (родители, они не исправимы!) Нравится всё, даже переменчивая оклендская погода, даже пьяная молодежь в центре города, даже высокие цены на продукты (посчитали-подумали, выше зарплата – выше цены, всё логично). Про остальное и говорить не стоит – сплошной позитив. Отсутствие языка не только не мешает, но развивает смекалку и добавляет забавных историй в копилку. Мамино доброе "ес" на любой вопрос умиляет очень. Успели потеряться и уйти в другой конец города (это после того как дважды провела их за ручку и показала дорогу от сих до сих). Познакомились и по душам поболтали с местным бомжом (Май нейм из Айван. Ай эм фром Раша. Вот из ё нейм? Виллиам??? О!!!! Май догз нейм из Виллиам!) Прокатились бесплатно на автобусе (а что делать, если нет у водителя сдачи и он не понимает по-русски). В общем, что ни день, новое приключение. А сколько ещё предстоит! Даже страшновато, но жуть как весело и интересно.    

12 декабря 2012 г.

Корпоратив по-новозеландски, или о пользе владения языками


Не знаю или не помню, как в России, а в Новой Зеландии предрождественские корпоративы проходят следующим образом. Солнечным рабочим утром собрался коллектив отдела образования по улучшению качества преподавания иностранных языков в новозеландских школах количеством из 16 человек, среди которых представители
  •        Новой Зеландии – 4 чел (каждый свободно владеет как минимум двумя иностранными языками, профессиональная обязанность)
  •         Германии – 3 чел
  •         Франции – 3 чел
  •         России – 2 чел (угадайте кто?)
  •         Испании – 1 чел
  •         Китая – 1 чел
  •         Японии – 1 чел
  •         Фиджи – 1 чел
Далее по плану вся эта разноязыковая, разновозрастная и соответственно разностатусная солянка перемешана и разбита на четыре команды по четыре человека в машину. Водителю карта в руки. Приложением к карте список заданий (поезжай туда, не знаю куда, сфотографируй то, не знаю что и тп) на всевозможных языках. Владеешь языком – очко в копилку, не владеешь – учи, балбес! спроси соседа/знакомого/прохожего/гугл транслейт. Кружили по городу - спрашивали. Это удивительно, но на каких только языках не говорят случайные прохожие Новой Зеландии. И стар, и млад, и иммигрант, и путешественник, и местный. А как охотно соглашаются помочь! Одна не говорящая по-английски пара туристов из Китая пустила в ход всё своё актёрское мастерство, чтобы объяснить подсунутую фразу. Сложнее всего оказалось вдруг с японским. Спрашивали у группы школьников, те старательно и наперебой читали написанное вслух – вроде как учат или учили японский в школе. Вот только толково объяснить суть фразы никак не получалось, пока не сообразили, что есть у них в параллельном классе девочка-японка, кого тут же побежали разыскивать. И только одна дамочка-менеджер ресторана, на вопрос, владеет ли она каким-либо иностранным языком, задрала нос и заявила, что говорит на английском, второй её язык английский и третий тоже английский, за что была безжалостно осмеяна на последовавшем за конкурсами ужине. Не гордятся, но стыдятся подобных вещей. Учите, люди (это я и себе тоже), иностранные языки!  

9 декабря 2012 г.

Что почитать из местного

По моим наблюдениям новозеландскую литературу плохо знают не только приезжие, но и сами новозеландцы. Не потому что не читают – в книжных магазинах и библиотеках всегда людно и выбор приличный. Но нет пророка в своём отечестве - я так ситуацию для себя определила. Местное традиционно уступает заграничному и иностранному. “Да что у нас, вот в Европе, там литература!” Тем не менее, пока есть время и возможность, продолжаю открывать для себя интересных новозеландский авторов. Вот парочка из последних.

О Патрисии Грейс рассказала научная руководительница на просьбу порекомендовать кого-нибудь из маорийских писателей. Назвала ещё нескольких, но подчеркнула, что Грейс любимая, потому с неё я и начала. Сейчас Грейс семьдесят пять, пик популярности пришелся на 70-80е, когда она стала первой женщиной-маори, кто писал про маори, и была удостоена множества престижных наград. Пишет на английском, вставляя маорийские словечки, непереводимые реалии, строки из песен, что несмотря на некоторое неудобство в начале чтения, очень здорово воспроизводит атмосферу маорийской культуры и быта. Слог отличный, читать легко и приятно, быстро вживаешься в предлагаемые истории и судьбы. В целом похоже на нашу деревенскую прозу, таких писателей как Астафьев, Распутин, Шукшин. Противопоставление городского и деревенского укладов жизни, семейные ценности, любовь и дружба, проблемы самоидентификации. Мне также понравилось, как в одном из интервью на замечание, что уж слишком положительные её персонажи-маори, Грейс ответила, что прототипы её героев из жизни, что опустившихся маори в новозеландской литературе и истории без неё достаточно и что стереотипы следует разрушать. По образованию Грейс учительница английского как иностранного, и у неё семь детей.

  С Кристианом Стедом познакомилась ещё в свой первый год в Новой Зеландии, читаю третий по счёту роман и даже присматриваюсь к нему в качестве объекта научной работы. Родился и живёт в Окленде, писатель, поэт и публицист, профессор, до середины восьмидесятых преподавал английскую литературу в нашем университете, сейчас на заслуженном отдыхе, тем не менее продолжает активно писать - буквально пару месяцев назад вышел его новый роман. Интересно, что несмотря на бесспорные заслуги перед отечеством (множество художественных и теоретических работ, заграничные награды и звания), родина Стеда  не очень-то любит за злой язык и в частности выпады против феминисток и маори, что из уст белого мужчины особенно  высокомерны и не простительны, конечно. Как бы то ни было, произведения у него прекрасные, красивый богатый язык, живой юмор, яркие метафоры, чёткая продуманная структура. Герои – местная интеллигенция, писатели, художники, учителя, библиотекари, студенты. Их взаимоотношения друг с другом, государством и собственной совестью. Разные характеры, разные судьбы. Повествование кишит названиями улиц, зданий, окрестностей Окленда и прочих новозеландских реалий, историческими вперемешку с вымышленными событиями и людьми, что особенно интересно узнавать и угадывать – а здесь я был, а это я помню. 

4 декабря 2012 г.

Итоги So Far

Уже давно чесались руки отписаться по итогам первого семестра, вот только какие итоги без итоговых оценок, что выставлять никто здесь особенно не торопится – последний учебный день в университете был аж два месяца назад, тогда как результаты стали доступны только вчера. Тем не менее дождалась - та-та-та-там! - мои заслуженные две А и две B+, в целом отличный результат, хотя в России и привыкла к лучшему. Ну а теперь по порядку, что ожидала и что получила, чего боялась и каков всего этого смысл.
Помнится, накануне учёбы моим главным если не единственным страхом был английский. Несмотря на то, что вступительный экзамен сдала на достаточный балл, практики читать художественные книги и критические статьи у меня можно сказать и не было. Равно как писать серьёзные тексты. Равно как понимать и записывать лекции, не говоря уже о том, чтобы – о, ужас! – выступать перед большой аудиторией. В общем, поле непаханное.
Стоило ли бояться? Стоило, язык это разумеется много, ключ ко всему остальному. Уверена, будь у меня выше уровень, больше бы поняла и усвоила, меньше бы уходило времени на домашнее задание, чаще и увереннее отвечала бы на семинарах. Тем не менее некоторым облегчением было узнать, что далеко не одна я такая, иностранных студентов, пусть и не на моём конкретно факультете, но в целом очень много, а потому много всяческих служб в помощь, скажем, написанный текст накануне сдачи можно проверить на наличие ошибок у квалифицированного лингвиста – быстро и бесплатно.      
Следующей трудностью было понять и привыкнуть писать (ну да, для начала просто писать по-английски) чётко и структурировано. Не помню, чтобы в России меня учили, как именно писать, писали скорее по принципу "пиши, пока пишется". Здесь строже и серьёзнее, каждое эссе имеет свою структуру, каждый абзац состоит из определенного количества слов, обязательно связан с предыдущим и последующим и тому подобное. Логика, последовательность, рациональный подход ценятся очень. Впрочем, этому здесь учат, объясняют и разжевывают. Есть множество факультативных семинаров, ходи - не ленись и чем скорее, тем лучше.
Наконец, трудность номер три - трудность иметь (а для этого уже нужны немалые познания предмета) и отстаивать (очень немалые!) собственную точку зрения. На одной из лекций преподаватель так нам и заявил: мне плевать, какова ваша позиция, но вы должны меня убедить, что эта позиция имеет право быть. На двух из трёх моих эссе этот самый преподаватель написал – “недостаточно аргументированно”, на третьем, поставив по галочке напротив каждого из аргументов – “всё равно не убедили”. Думаете обидно? Напротив, подстёгивает очень, хочется делать больше и лучше.
Ну и последнее, что в общем-то в конечном итоге и обеспечило мне хорошие оценки, несмотря на все вышеописанные трудности. Убеждаюсь в который раз - и знания, и способности, и талант немного стоят без самодисциплины. Именно этим большинство иностранных студентов - люди как правило старше, серьёзнее, целеустремленнее - заметно выигрывают на фоне местной молодёжи, кому так сложно ходить на все семинары, выполнять и сдавать все работы в срок.
Результат: я чувствую себя заметно увереннее. И в английском, и в собственных способностях, и собственной значимости. В общем-то, если вспомнить, именно за этой уверенностью я и шла в университет. Дело теперь за малым - не остановиться на достигнутом. Study must go on

26 ноября 2012 г.

Successful story


Сегодня в университете познакомилась с Катей, чья история показалась заслуживающей того, чтобы её рассказать.
В Новую Зеландию Катя с мужем и тремя детьми, старшему из которых сейчас пятнадцать, переехали шесть лет назад. Муж продолжил заниматься бизнесом и преуспевать. Катя осталась сидеть дома и плевать в потолок делать домашние дела. Говорит, что в первый год на стенку от скуки лезла, во что трудно поверить, ведь троих маленьких детей никто не отменял. Но видимо не каждая женщина готова всецело посвятить себя развитию ребёнка, встречаются и такие, кому подавай собственное развитие. Под конец второго года в новой стране Катя поступила в университет. Вообще-то по первому образованию она физик. А тут решила заняться лингвистикой и начать учить язык с нуля. Взялась одновременно за немецкий и испанский, первый из которых не пошёл, зато пошёл второй, да так, что со следующего семестра Катя пишет диссертацию в Оклендском университете по испанскому автору на испанском. Не хило, по-моему.
 Конечно, когда позволяет материальное положение и есть муж, кто обо всех позаботится, легче, и можно разрешить себе любые сумасбродства. Например, делать пластические операции раз в год или написать книгу а-ля Оксана Робски, или путешествовать и выкладывать экзотические пейзажи и заморские блюда на зависть всем знакомым. Можно повернуться на собственных детях, бесконечно в них инвестировать, лелея надежду, что раз уж ты никем не стал, то они непременно станут. В общем, соблазнов море, воздержаться от которых, занявшись чем-то действительно интересным и стоящим, так непросто. 

16 ноября 2012 г.

Про эффективность усвоения информации, или студенческие будни


Не взирая на то, что занятия и экзамены давно закончились, университет продолжает тихо существовать, библиотека по-прежнему открыта до десяти вечера, и даже всякие-разные бесплатные семинары для таких дотошных и неприкаянных как я устраиваются. Заблаговременно записалась на всё подряд: с чего начать диссертацию, как закончить, оформить и тому подобное - авось пригодится. 
Первым на очереди оказался двухдневный семинар по правилам пунктуации в английском языке с презабавнейшим названием PuncFest (Punc Rocks – брошюрка от преподавателей, Comma Sutra – раздел про запятую. Местные филологи – весёлые ребята!) 
Шутки шутками, интересные названия я и сама люблю, но как ни крути пунктуация (равно как и грамматика, морфология, лексикология, любая другая наука и жизнь образование в целом)  вещь серьёзная (так меня в российском университете учили), а значит и настроилась я по-серьёзному, тетрадка-ручка-очки на носу. Вот только записывать ничего не пришлось. Очень скоро нас разделили на восемь групп по три-четыре человека в каждой, раздали картинки-примеры-правила, что требовалось друг с другом обсудить и у доски всем остальным презентовать.         
Вся эта задумка мне не понравилась сразу. Во-первых, я не большой любитель работать в команде. Как водится, у каждого своё представление, как лучше, правильнее и эффективнее. С пеной у рта отстаивать собственную позицию в столь незначительных вопросах как минимум некрасиво, к тому же мир внутри команды – залог её успеха. В результате, приходится идти друг с другом на компромиссы, что снижает эффективность решения проблемы. Примерно так я всё это вижу, хотя допускаю, что есть люди, кому работа в паре и группе по душе и вкусу.
Во-вторых, слушать выступления своих коллег-студентов не всегда в радость и на пользу, особенно когда для процентов восьмидесяти из них английский неродной. У кого хромает грамматика, у кого акцент сильный, кто бубнит себе под нос. В итоге значительное количество информации имеет шанс остаться не усвоенным, чего не произошло бы, преподнеси её в виде лекции преподаватель с поставленной речью и королевским английским.
Тем не менее, возмущайся-не возмущайся, в чужой монастырь со своим уставом не ходят, и раз уж попала я на этот семинар, пришлось играть по установленным правилам: обсуждать, соглашаться, переспрашивать, недопонимать, что, кстати говоря, в итоге оказалoсь не таким уж малоэффективным.
Во-первых, время пролетело незаметно; зевающих и на часы поглядывающих замечено не было. Во-вторых, мы все очень быстро познакомились, друг к другу присмотрелись, друг друга про себя оценили, чего не происходит, когда сидишь на лекции, понятия не имея, кто впереди и позади тебя. Наконец, каждому из нас пришлось как минимум раза два набраться смелости и толкнуть речь у доски, пользу чего не следует недооценивать даже в случае если единственный, до кого твоя мысль целиком и полностью дошла, это ты сам.
Вот и разберись тут, какие плюсы важнее, какие минусы недопустимее. И всё-таки интересно, какой из подходов вам кажется эффективнее и ближе?  

11 ноября 2012 г.

Размышлительное воспитательное

И кота можно приучить читать

Мне радостно, хорошо, спокойно, интересно и хочется жить. А всё потому, что с некоторых пор у меня снова появилось свободное личное время, что можно тратить по собственному усмотрению. В течение семестра его почти совсем не было, что значит, не было возможности читать любую другую литературу, кроме литературы по программе.
И вот в связи с этим мне сегодня подумалось, как же человеку нечитающему и к художественным книгам равнодушному (а сколько таких вокруг!) всё это должно быть незнакомо и странно. Получать наслаждение от выдуманных кем-то историй, что никогда не случались. Вот, скажем, жил человек, чужой и незнакомый, не имеющий к тебе никакого отношения, о чём-то там думал в своей голове, а потом взял и написал книгу. Ладно бы ещё в этой книге он какое-то открытие сделал, что можно применить на практике, извлечь некую пользу, сделать всем хорошо. А иначе и писать было зачем? Все эти придуманные истории, люди, жизни - зачем? Зачем чужие душевные терзания, неразрешимые вопросы, своих разве мало? Заняться нечем, вот и пишут, и читают, на завод бы их всех, бездельников.
Но какая бы унылая неинтересная была моя жизнь без привычки читать. Страшно представить: бесконечные бытовые и прочие проблемы, самолюбования, одинаковая изо дня в день работа. Можно конечно путешествовать, общаться с людьми. Вот только на продолжительные путешествия не всегда хватает средств и не каждый из знакомых способен удивить и сообщить что-то новое.  
Мне всегда немножко жаль людей без привычки читать. И особенно детей и подростков, ведь именно в этом возрасте такая привычка закладывается. Так и хочется взять за шкирку какого-нибудь драчуна или хохотунью и встряхнуть хорошенько: “Дурак, знал бы ты, что теряешь, думаешь, и дальше будет много интересного и весёлого? Ни черта подобного, будут, в лучшем случае, рутина, пустые хлопоты, скука, одни и те же люди вокруг, одни и те же проблемы; в худшем - разочарования, предательства, болезни, смерти. Где будешь искать поддержку, спасаться от одиночества, черпать интерес к жизни, набираться ума, силы, мудрости?” А потом запереть на пару дней в библиотеке. Вот какой из меня педагог-воспитатель отличный.

6 ноября 2012 г.

В догонку к 27.10.


В конце октября исполнилось два года как мы переехали в Новую Зеландию. Так как срок пока небольшой, решила не нарушать милую эмигрантскую традицию и отписаться, пусть и с опозданием, по основным пунктам, что нравится, а что не очень, чего достигли, а чего нет.

Нравится:
Дима приобнял индонезиек и полинезиек
Жить в чужой стране. В этом действительно есть свои прелести, и особенно если эта страна гостеприимная Новая Зеландия. Про экологию, экономику, уровень безопасности и тому подобное, наверное, и говорить не стоит, интересующимся и так всё ясно. Поэтому выделю другой аспект, думаю, что менее ожидаемый. В сравнении с остальными эмигрантскими странами в Новой Зеландии мало русских. Понятно, что в этом есть и свои минусы, к которым ещё вернусь, но есть и плюсы, а именно отсутствие сложившихся стереотипов о нации, что так сложно ломать. Русских здесь не знают. Как сообщила мне знакомая полинезийка, русские – это экзотика. За семестр в университете я не встретила ни одного русского студента. На работе русских двое: я да муж. За почти полтора года работы в отеле, несмотря на большой и постоянно обновляющийся коллектив,  работать с русскими не пришлось ни разу. В результате, если специально не ходить на русские вечеринки и не торчать на русских форумах, то общения с соотечественниками можно и вовсе избежать. Плюс – целее нервы и непредвзятое к тебе отношение иностранцев, перед которыми не приходится оправдываться за себе подобных не самых лучших представителей нации. 
   
Не очень нравится:
Из московских хроник, год 2010
Минус - по той же самой причине трудно найти друзей близких по духу и менталитету. Меньше количество – меньше выбор. Представителей гуманитарных профессий среди местных русских знакомых можно пересчитать по пальцам одной руки. Каждый второй русский эмигрант либо программист, либо жена программиста. Не подумайте, ничего не имею против, и среди этих успешных востребованных людей встречаются хорошие и адекватные, пусть и с диковинным непривычным строением мозга. Но как не хватает старых друзей, филологической компании, университетских разговоров. В первый год по приезде не особенно ощущалось, да и не до друзей было. А вот с недавних пор всё чаще скучается. То ли стареем, то ли что?

Достижения:
Достижений в этом году было так много, что повторяться не хочется, потому как о каждом из них непозволительно было уже не написать. В сравнении с предыдущим годом, а возможно и некоторыми последующими, год минувший оказался чрезвычайно плодотворным: получили резидентсво, сдала экзамен, ушла из отеля, начала учиться и работать в университете и вот уже почти закончила первый семестр. Дима продолжает нарабатывать стаж, что уже длиннее времени со всех его предыдущих работ, если брать по-отдельности; устроил на работу меня, перешел на здоровое питание и спортивный образ жизни (ну когда же и я тоже!?) А ещё этот год скрасили наши несколько поездок по Новой Зеландии и выходные прогулки по красивому Окленду (пока работала в отеле, суббота и воскресенье всегда выходили рабочими, и потому мы мало гуляли вдвоем, что сейчас усердно исправляем). Вот такой замечательный выдался год. А теперь о том, чего в этом году не сделали.

О грустном:

Не получилось переехать на другую квартиру, а хотелось и продолжает хотеться. Не получилось завести домашнее животное или хоть какую-то движимость, да хотя бы пару велосипедов, что при необходимости всё так же берём в аренду. В общем, к чему продолжать, в плане собственности в этом году мы разжились разве что на пару не самых крутых ноутбуков. Зато вкладываем в себя меня и мою учёбу. Говорят, подобные вложения самые плодоносящие, что, боюсь, сомнительно в случае, если ты филолог, хотя поживём-увидим. Наконец, последнее и, должно быть, самое обидное. В этом году по тем же материальным причинам мы не попали на свадьбу к моей сестре. Хотя об этом, признаться, жалею меньше, чем предполагала буду жалеть – слава технологиям двадцать первого века, не были, а как будто и были.  

31 октября 2012 г.

Вам нравится работать таксисткой?


- Вам нравится работать таксисткой?
- Ну да, классная работёнка.
- И это цель вашей жизни, водить такси?
- А что плохого?
- Нет, нет, простите, я не хотела, чтобы это прозвучало так.
- Я могу вам сказать, я не хочу всегда быть таксисткой.
- И кем вы хотите стать?
- Механиком.
- Механиком?
- Я практически всё знаю об этом, мои братья механики, они старше меня, ну а потому что я девушка да ещё и очень молодая, они думают, что я не справлюсь.

“Ночь на земле”, реж. Джим Джармуш

Далее по фильму женщина предложит восемнадцатилетней таксистке сниматься в кино, и та откажется, потому что хочет быть механиком, кроме того у неё уже есть работа, и она не желает её терять, портить свою жизнь, которую она спланировала и которая идёт так, как надо.
К чему я об этом? К тому, что по дороге из Нейпира нам повстречалась вот точно такая же девчушка, водительница автобуса, на котором ехали. Я узнала её сразу, в наше предыдущее новогоднее путешествие она уже везла нас из Веллингтона, а вот теперь из Нейпира. Тогда Келли была стажеркой, вела под присмотром напарницы, очень волновалась и стеснялась, ни с кем не разговаривала и много курила на остановках. Но как же она изменилась за это время. Какой стала уверенной, будто всю жизнь только и делала, что водила автобусы, загружала и разгружала чемоданы, шутила с пассажирами, объясняла кому где выходить. А сама маленькая, худенькая, с милым девчачьим личиком, мужской походкой, мужским юмором, мужской (?) профессией.   

26 октября 2012 г.

Виносипедный Нейпир


Как сообщила нам гид, один из самых успешных бизнесов маленького Нейпира – велосипедный. И вот в целях поддержания экономики гостеприимного города, с одной стороны, и собственной физической формы, с другой, два из трёх дней в Нейпире мы провели на велосипедах. В день первый поколесили по набережной для разминки, во второй отправились исследовать  местные винодельческие хозяйства, загородные ландшафты и загородных жителей.       
Гид не обманула, велосипедистов в Нейпире действительно много, по крайней мере больше, чем в Окленде, чему сама я вижу как минимум два объяснения. Во-первых, в Нейпире на порядок теплее, меньше дождит, тише ветер. Во-вторых, поверхность земли куда ровнее, нежели в Окленде, где гора на горе, устанешь взбираться. А еще в Нейпире специально проложенная велосипедная дорожка в 187 километров, нам так много ни к чему конечно, а вот профессионалам приятно.     
Как и по всей Новой Зеландии, в пригороде Нейпира полным-полно  виноградников и винодельческих хозяйств. За рулем автомобиля, как водится, не надегустируешься, а вот на велосипедах можно - лишь бы шлем на голове был, коленки заживут. А еще, как мы успели убедиться на собственном опыте, объехав за день шесть виноделен, подобного рода винно-велосипедный опыт даёт уникальную для туристов возможность увидеть страну с иного ракурса, её внутренней деревенской стороны, сложить в голове образ типичного новозеландца. И тому я снова нахожу как минимум две причины.  
Во-первых, давно известно, что за особенностями и отличительными чертами нации следует ехать никак не в столицу страны, но её глубинку. Образованные столичные жители, и уж тем более в наш век глобализации, в большинстве стран очень друг на друга похожи. Думаю, что образование, светская жизнь, путешествия в принципе размывают национальные различия, делая из людей так называемых граждан мира, тогда как простой деревенский житель таит в себе и своём образе жизни гораздо больше характерных для его нации черт. И вот на таких характерных новозеландцев за нашу поездку мы насмотрелись вдоволь: проще одежда, грубее черты лица, вальяжнее походка, звонче голос, любопытнее взгляд, забористее шутки.      
Во-вторых, может ли что способствовать знакомству и общению людей больше чем хорошее натуральное вино? И если в первую свою дегустацию, мы, признаться, слегка тушевались, не без труда выдумывая темы для разговоров, то начиная уже с третьей винодельни, беседа лилась так же непринужденно как и белое, красное, розовое, сладкое, сухое и прочее вино в наши бокалы. А еще я подумала, что из всех деревенских занятий иметь собственную винодельню, вероятно, замечательнее всего. Потчиешь посетителей самодельным вином, показываешь свои владения, хвастаешься успехами и открытиями, незаметно выведывая самые потаенные истории их жизни. 

25 октября 2012 г.

От сумы до тюрьмы

Никогда раньше мне не доводилось бывать в тюрьме. Не то что бы я сильно по этому поводу переживала, тем не менее первую же возможность решила на всякий случай не упускать. Любой опыт – опыт, к тому же живя в чужой стране и по чужим законам, никогда не можешь знать наверняка, что тебя впереди ожидает. Так мы оказались на экскурсии в самой старой тюрьме Новой Зеландии, что в Нейпире.
По меркам молодой страны здание тюрьмы было построено очень давно, аж в середине девятнадцатого века, повидало ни одно поколение диких Маори, с десяток серьёзных преступников, пару извращенцев, показательно покривилось в результате землетрясения, пока, наконец, не перестало использоваться по назначению лет тридцать назад. С тех пор гостеприимные местные жители несколько раз пытались организовать в нём хостел, однако слишком уж часто постояльцы жаловались на голоса и шаги в ночи, при непонятных обстоятельствах оказывались запертыми в камере номере, и даже специалисты по паранормальным явлениям из-за границы приезжали. В конце концов, здание решено было отдать под музей, чем оно по сегодняшний день и является.
Руководствуясь мыслью, что уж лучше поздно чем никогда, в тюрьму мы попали только к вечеру, и потому всеобъемлющей экскурсии под предводительством всезнающего гида удостоены не  были. Тем не менее,  подозрительно ухмыляющийся юноша нас всё-таки впустил, особенно подчеркнув (к чему бы это он?), что двери новозеландской  тюрьмы открыты для всех желающих в любое время дня и ночи.  Так, нам вручили по паре наушников и отпустили с богом самостоятельно исследовать пустые камеры, места пыток, душевые кабинки, виселицу и кладбище. По всем правилам фильма ужаса, первым делом мы разделились.  
Как и следовало ожидать, после самарского студенческого общежития, российских больниц и американских мотелей с клопами облезлые и обшарпанные стены новозеландской тюрьмы не впечатлили ни разу. Впечатлило другое: истории женщин, заказывавших своих мужей, отцов, убивавших собственный детей, нянек, хоронивших младенцев в саду дома. И вот эти люди/нелюди, а может быть случайные невиновные граждане сидели в этих камерах, царапали на стенах чьи-то имена, задыхались от собственной ненависти или раскаивались, а может быть молились, ждали приговора, видели сны, боялись или не боялись смерти. О чем всё это время они думали?

Провоцируемое общей обстановкой желание вжиться в чужие не самые завидные судьбы  не только не довело меня до добра, но привело на самую настоящую виселицу. Забралась, пока муж не видит, петлю подергала, дощечку ногой подвигала, огляделась, представила толпу зевак, родителей в обмороке и бледного онемевшего мужа. Всё как в кино, в общем. И только спустившись обратно додумалась прочитать надпись, строго-настрого запрещающую взбираться наверх - виселица на реконструкции. Ладно не видел никто, а то оставили бы на пару суток в одиночной, злостную нарушительницу.  

23 октября 2012 г.

Мировая Столица Аrt Deco: Прошлое и Настоящее


Наши ножки на улице поэта Эмерсона, Нейпир, НЗ
Я выросла в спальном районе, с которым мы ровесники. Район застраивался и расширялся у меня глазах. На месте пустырей возникали серые и коричневые девятиэтажки, чей откровенный утилитаризм полёту мысли и фантазии способствовал мало. Духа истории в моем районе не было, даже памятника Ленину не было. За Лениным, историей и вдохновением следовало ехать в центр Ульяновска. Там-то под впечатлением от колонн, веранд и теремов и пришла мне в голову эта мысль. А вот бы был такой целый город, где всё одинаково красиво, в одном стиле, в одной цветовой гамме: и магазины, и банки, и больницы, и школы, и дома простых жителей.     
Оказывается, такой город был. И я в нём тоже была. Три тёплых солнечных дня начала новозеландского лета  мы провели в сказочном Нейпире, мировой столице Аrt Deco.    
2012 год
Поговорка “Не было бы счастья да несчастье помогло” это про Нейпир. В 1931 году город сравняло с землёй самым сильным землетрясением, какое только Новая Зеландия испытывала. За без малого две минуты уровень береговой линии поднялся на два с половиной метра, погибло 157 человек, что на тот момент составило 1% городского населения. Страховые компании развели руками - на то воля божья. Однако местные жители растолковали послание небес по-своему. В результате землетрясения огромный плоский кусок земли вышел из-под воды – не знак ли это свыше? К тому же несчастье, как это у хороших людей бывает, способствовало сплочению населения. В конце-концов на городском совете было принято решение на развалинах старого выстроить новый город, ещё лучше прежнего.
Нейпир - самый литературный город,
в котором приходилось бывать
 На строительство нового Нейпира съезжались рабочие со всей страны, молодые архитекторы только-только с университетской скамьи предлагали свои проекты. Город решено было построить в модном на тот период в Европе направлении Art Deco. Каждое из зданий, начиная с банка, заканчивая частным домом, обязывалось носить отпечаток одного выбранного стиля. Хозяевам так нравились их новые владения, что каждый второй стремился увековечить свое имя на бетонной стене: гостиница Джонса, дом Смита.  Вот так за рекордные два года из маленького неприметного портового городка Нейпир превратился в столицу Art Deco, самый модный и стильный на то время город, единственный город мира с Art Deco макдоналдсом.

Art Deco фестиваль, 2009
  
Каждое третье февраля - день, когда случилось землетрясение - жители Нейпира отмечают праздник города. Как нам объяснила гид, в этот день принято не вспоминать и оплакивать прошлое, но радоваться и гордиться настоящим. Единственный дозволенный вид транспорта –  машины двадцатых годов, единственная допустимая одежда:  в стиле Art Deco. По словам одной из местных жительниц, с которой познакомились, это самый любимый её праздник – как будто перемещаешься назад во времени, окунаешься в мир бабушек и дедушек. У этой же самой жительницы мы поинтересовались, не боится ли она землетрясений, на что та ответила, что привыкла к ним с детства и что на всё воля божья.

5 октября 2012 г.

Девочка с яблоками


Есть у нас в группе девочка из Канады, что все время ест на семинаре. Никто больше не ест, а она ест. Слышала, что в канадских университетах так принято. Может быть, но у нас в группе она одна такая уникальная. Разумеется, никто ей ни разу замечания и не подумал сделать, настолько все вежливые, толерантные. Ну может им действительно не мешает, меня же, что есть сил пытающуюся не упустить потайных смыслов в неродном наречии, яблочный хруст за спиной мягко говоря выводит из себя. И вот однажды я таки не выдержала и одарила несчастную канадку фирменным россейским взглядом да чтоб ты подавилась
Ну и разумеется, стыдила себя потом и ругала. Вот ведь, думаю, и учиться-то начать не успела, а уже врагов себе наживаю. И как теперь с ней общаться? Почему просто не пересела на другое место? А может быть ей по состоянию здоровья положено? А вдруг это зависимость, и она сама бы рада не есть, но не может? В конце-концов, терпят же все они и мой акцент, и мои ошибки, ни разу никто даже бровью не повёл, хотя уж я-то знаю, какие шедевры порой выдаю. 
Вот только напрасными оказались и паника моя, и мои расcтройства. Уже на следующий семинар девочка принесла новую порцию яблок, хрустит как ни в чем не бывало, ни тени обиды или сомнений на прекрасном челе.  

28 сентября 2012 г.

Как работа сама меня нашла

С тех самых пор как приехав с Димой в Новую Зеландию, мы направили все свои мысли и силы (я, признаться, в большей степени мысли) на поиск работы, от всезнающих людей вокруг только и приходилось слышать, что лучший и наиболее надежный путь трудоустройства в маленькой Новой Зеландии был и остаётся через так называемый нетворкинг, что в частности актуально для филологов маловостребованных специалистов с маловнушительным стажем. Совет конечно хороший, особенно в отношении пары иммигрантов без единого знакомого на новой родине.
Да если бы и со знакомыми, это же надо как-то всё время о себе напоминать, отделять нужных знакомых от ненужных, наконец, чем-то выделяться на фоне всех остальных знакомых нужного знакомого. В общем, тяжкий и не всегда благодарный труд, к которому сама я относилась с нескрываемым недоверием – ну уж мне-то точно так никогда не повезёт. А вот и ошиблась, а вот и повезло.
С момента начала своей обещающей быть головокружительной карьеры в университете Диму успели повысить аж дважды, всякий раз прибавляя всё новые и новые обязанности к уже имеющимся. Радостно оно конечно и приятно, вот только недоделанную работу слишком часто в последнее время приходилось брать на дом, не говоря уже о не так давно приобретенной некрасивой привычке зашторивать окна кабинета в надежде отпугнуть особенно общительных сотрудников, кому всё время что-то да требуется уточнить. Когда же, наконец, накапливающиеся недовольства и жалобы достигли нужного человека, а не одной моей жилетки, решение взять Диме помощника было принято и вышестоящим начальством одобрено.
Ну вот собственно и вся история. Так легко ни одна работа мне до сих пор не доставалась. Стоило Диме заикнуться о том, что супруга-студентка как раз ищет подработку в университете, и моя судьба была решена. Резюме понравилось. Интервью решили вообще не проводить, якобы все и так прекрасно меня помнят и много наслышаны. Пакет документов сам же муж по почте и прислал. Обязанности административные, занятость два рабочих дня в неделю, зарплата небольшая, тем не менее на порядок выше, чем была в отеле. С понедельника начинаю. И только к себе в кабинет мой новый "начальник" настойчиво попросил меня ни в коем случае не размещать. Вот и прекрасно, потому как мне выделили свой собственный.   

22 сентября 2012 г.

Слово о научном руководителе


Научных руководителей как и родителей не выбирают. Понимаю, насколько неправдоподобно и нелепо звучит, потому что выбирают конечно, как же иначе, однако в моём случае именно как с родителями и вышло.
В начале года на просьбу предоставить информацию о преподавателях, имеющих хоть какое-то отношение к русскому языку, в студенческом центре мне торжественно вручили два распечатанных досье. Одно на Марка, другое на Рут. Выбирайте, пожалуйста. Марк не приглянулся сразу и, как позже выяснилось, взаимно. Во-первых, мужчина, во-вторых, американец, в-третьих, занимается библейскими темами (предрассудки конечно, но что поделаешь). Рут напротив идеально ответила всем моим на интуитивном уровне ожиданиям: женщина, француженка, (оказалось, новозеландка, специалист по французской литературе), знает немецкий и русский (в Штатах учила), работает с темой иммиграции, на стене в кабинете советский плакат “Грамота – путь к коммунизму”, а с недавних пор ещё один, но уже с женской тематикой, что подарила я конечно.
Интересно совпало, что знакомиться с Рут я отправилась прямиком от Пэт, которая благославляя спросила, буду ли я интересоваться вариантами и возможностями подработки в стенах университета на время учёбы – очень уж ей хотелось видеть меня независимой, чтобы на плечах у мужа не сидела. Ну разумеется, я сказала, что нет, не буду – как можно, в первый день знакомства! В итоге не просто спросила про подработку, но всю историю жизни рассказала – насколько легко и просто было общаться.
С тех самых пор я наношу визиты Рут всякую пятницу, каждый раз загодя отсылая на проверку новый кусок текста, что при встрече обсуждаем. Никогда раньше мне не доводилось писать курсовую или дипломную работу с такой завидной регулярностью. Традиционно всё откладывалось на последнюю неделю перед сдачей, когда внезапно приходит осознание того, что если резко не собраться и не сделать, будет сердечный приступ незачет. Сейчас всё на удивление интенсивнее и организованнее, первое задание получила еще до начала семестра, с тех пор что ни встреча, новый текст, без перерывов на обед и выходных. Бывает, сама не верю, как же это я до сих пор справлялась и укладывалась.
В России у меня был замечательный научный руководитель, профессор, германист, с которым все три года мы довольно не плохо ладили. Вот только, то ли я была маленькой, то ли профессор настолько выдающийся, но огромная, да что там, гигантская дистанция между нами всегда имела место быть. Собственно, тогда я даже и внимания на это не обращала, а какие другие отношения между студентом и преподавателем могут существовать в принципе? Пример с Рут тому доказательство – можно и по-другому.         
 Мне ужасно нравится не бояться задавать самые нелепые вопросы, проверено на личном опыте – ни высокомерного взгляда, ни тактичного покашливания в кулак не будет. Всякое моё мнение, как по поводу научной работы, так и о жизни в целом воспринимается на полном серьёзе, это приятно и располагает очень. Мне нравится, зайдя в кабинет, застать Рут за обедом, нравится её некоторая несобранность и суетливость, что иногда, задумываясь, она покусывает кончики пальцев (моя старая добрая вредная привычка!) Нравится, когда вдруг она говорит о своих детях, рассказывает истории из жизни или вставляет что-нибудь по-русски, произносит русские фамилии и названия русских книг с акцентом. Нравятся наши постепенно складывающиеся человеческие, с претензией на равноправие, что одновременно не делает их менее продуктивными, отношения.
Когда шла в университет, очень смутно представляла, чего именно мне хочется. Да куда там, я даже тему выбрать не могла, и это с учётом того, что в магистратуру обычно поступают, чётко зная чем и для чего будешь заниматься. Научного руководителя тоже не выбирала – из чего было выбирать-то? Зато теперь всё больше сравниваю и думаю, что и выбирая, лучше бы, должно быть, не выбрала. 

13 сентября 2012 г.

Стыдно быть несчастливым


А есть собаки. Они не умеют читать, ничего не читали, ни одной строчки! Ни разу по этому поводу у них не колотилось сердце, не подступал комок к горлу, они ни разу не хохотали, не перечитывали вслух своим знакомым. А есть коровы - только и знают, что жуют свою жвачку и ничего не делают своими руками. Не смогли бы, даже если бы захотели! Пустяковый подарочек телёнку - и то не в силах. Не говоря уже о работе ума: что-нибудь сочинить, сделать мало-мальское открытие на пользу таким же коровам, как они, и заволноваться, и вскричать: «Чёрт побери!» Ничего этого для них не существует. Стыдно быть несчастливым.
Александр Володин

Фотография  Джоэла Робинсона
Каждая прочитанная книга или статья, каждый написанный текст, выслушенное или высказанное мнение, запомнившаяся фраза или слово делают меня лучше. Не только с точки зрения познаний в английском, но и просто по-человечески. Иногда я всерьёз не понимаю, как можно не любить учиться. Можно не уметь учиться, не уметь себя организовывать, страдать от недостатка времени, оказаться в зависимости от собственной лени и апатии, что у меня частенько случается, но это не имеет прямого отношения к учёбе, это скорее преграды на пути, в то время как в чистом виде процесс интеллектуального труда прекрасен и мало с чем сравним по качеству и продолжительности послевкусия.
Как-то раз курсе на втором одногруппница пожаловалась на нехватку времени на учёбу, при этом она всегда вела активную студенческую культурно-развлекательную жизнь, участовала во всех на свете мероприятиях, пела, плясала, проводила собрания, все время кого-то на что-то агитировала. Моё недоумение было совершенно искренне: “Как можно размениваться на все эти мелочи во вред самому важному и нужному?” И когда однажды я осмелилась этот вопрос задать напрямую, получила: “Tы не понимаешь, не можешь понять, как это здорово!” Сейчас эта девочка организатор корпоративных мероприятий в Москве, а я по-прежнему готова убрать из своей жизни всё, что может хотя бы отдаленно нанести вред моему образованию.   
Если бы меня спросили, как я хочу прожить большую часть своей жизни, я бы не задумываясь ответила, как сейчас. У меня мало серьёзных забот и много свободного времени, которое, настолько экономно и продуктивно, насколько это в моих силах, я трачу на учёбу. Домашние дела с недавних пор доставляют лишь удовольствие, потому как дают голове оправданный отдых, не говоря о том, что убирать и готовить на семью из двух взрослых худых и в целом опрятных человек не составляет труда в принципе. Меня не отвлекают дети и домашние животные по причине их отсутствия, соседи и муж, кто целыми днями на работе, родственники и друзья, что остались в другой части света, и даже лекции в университете, которые сведены к минимуму из-за упора программы на самообразование.
Много нехороших и пугающих вещей приходится слышать об одиночестве, однообразии, монотонности жизни, которую всячески рекомендуется обогащать событиями, заботами, проишествиями. На деле же, если сравнивать с предыдущими жизненными отрезками, период неторопливой последовательной работы над собой в мирной спокойной обстановке оказывается и самым продуктивным, и самым счастливым.